Категория: Студенческая журналистика

dog-659856_1920

Всю жизнь собака учится, как и человек

Почему почти все собаки обязаны ходить в намордниках и на поводке? А как спастись от нападающей собаки? Как служебные собаки находят украденные вещи, потерявшихся людей и наркотики? На эти и другие вопросы ответил кинолог Олег Яковлев.

- Чем отличаются виды дрессировок собак друг от друга?

Общий курс дрессировки – это ты учишь собаку сидеть, лежать, стоять, «ко мне». Существуют защитно-караульные службы, которые применяются на зоне: когда “зэк” убегает, а собака должна догнать и схватить. Есть спортивные, которые называются аджилити — это когда маленькие собачки прыгают через препятствия. Выставочные, чтобы собака могла стоять по три часа на месте, не двигаясь.

- Насколько дрессировка зависит от породы?

Очень сильно. Многое зависит от типа высшей нервной деятельности  [внд - это совокупность свойств нервной системы, которые определяют характер взаимодействия организма с окружающей средой]. Если собака холерик и ты скажешь ей сидеть, она сразу это сделает, но быстро забудет. Собака сангвиник поймёт команду только с третьего раза. Флегматикам ничего не надо – лишь бы только лежать.

Никогда кинолог не должен брать собаку с таким же типом ВНД, как и у него самого.

Если она будет холериком и он холериком, то ничего не получится. Надо, чтобы было в противоположности. Холерик говорит: «Делай, делай, делай». Флегматику это надоест, и он тоже начнет делать.

- Получается у собак тоже своя психология есть?

Да. У нас был целый курс посвящен этому. Мы писали много курсовых о психологии собак, изучали родословную. Например, если  у прапрадеда, у дедушки, у мамы собаки очень много наград — собака тоже скорее всего будет отличная. Значит можно брать. Если без наград, без всего – значит не нужно. Дворовые собаки чаще всего со сломанной психикой. Они подвержены дрессировке, потому что они всего бояться и зажаты.

- А дворняжек можно как-нибудь перевоспитать?

Конечно. Многих перевоспитывают спокойно, но на это надо время. Любую собаку можно до трёх лет переучить. После трёх лет уже сложнее будет. Потому что потом она считается взрослой собакой. А так — всё зависит от породы.

- Как защитить себя от нападающей собаки?

Первое – надо осмотреться. Собаки из-за чего нападают? Защита своей территории, защита своего потомства или плохая психика. Уравновешенная собака никогда первая не нападёт.

Осмотрелась. Смотришь: бегают ли щенки. Лучше отходить и не поворачиваться боком или задом к собаке. Не нужно бояться. Никаких резких движений не совершать. Смотришь на неё и медленно назад уходишь. Если она защищает потомство — она от тебя отстанет. Ни в коем случае нельзя бежать.

У собак есть инстинкт – догнать и забить. Как и у любого хищника. Ты побежал — она побежит за тобой.

Если собака домашняя – тебе надо защищать руки. Она в первую очередь начнёт их кусать. Если она дворняга и рядом бегает — будет в ноги кусаться. А если у тебя приличное расстояние от собаки, которая на тебя рычит, то ты можешь делать рывок на неё. Она остановится. Если не остановится — кидай всё что попало: камни, палки. Надо понимать, что такую собаку надо остановить. Ударить. Быть морально готовым. Защищаться. Если любая собака укусит – сразу идти в больницу. Много людей умирает от бешенства.

- Стоит ли выгуливать собак на поводке или есть собака хорошая, можно и так обойтись?

Есть специальный приказ по Архангельской области, где прописано, что собаки должны быть обязательно в наморднике и на поводке. И есть в приказе отведённая группа пород собак – это декоративные (это 13 групп собак, в каждой по три подругуппы). И вот некоторым декоративным собакам разрешено без намордника ходить, но на поводке.

А если у тебя большая собака, то обязательно в наморднике и на поводке. Несмотря на воспитанность.

Потому что могут люди какие-нибудь пойти и на неё дернуться, и собака укусит. Нельзя ей руки пихать. Нельзя напрямую подходить к собаке. Она тоже может дернуться и укусить, хоть как будет воспитана.

- Отслеживается ли этот указ?

Могут дать штраф. Я тоже своей собаке одеваю намордник, чтобы людям не было страшно. Ты ведь когда видишь собаку в наморднике – тебе менее страшно. У меня часто спрашивают: «У вас собака часто кусается? Или она злая? Нет? А зачем тогда намордник?»

Но в жаркую погоду это делать проблематичнее, потому что собаки охлаждаются через язык и дыхание. Они могут упасть в обморок.

- Как собаке удается по запаху определить человека, наркотики, украденную вещь?

Этим занимаются специально обученные собаки. Человек может до 30 запахов различить, а собака до 300-400. Её тренируют на специальные заменители. Два-три года. Есть даже специальные соревнования. Кладёшь имитатор, собака ходит и ищет, а ты ей подаёшь команды по типу «фу/нельзя». По началу легко. Кладёшь четыре фишечки. Сначала пусто во всех. В комнатах кладёшь корм. Собака знает, если она найдёт – ей дадут поесть этот корм. Потом ты к корму начинаешь прикладывать определенный запах. И она находит запах и знает, что там корм. Собака ищет еду или игрушку свою, а не то, что нужно. Она думает, что ее игрушка запахом этим пахнет.

- Часто бывает, что собаки ошибаются?

Да. Особенно если собака голодная. Бывает специально подкидывают кусок хорошего мяса. Есть же способы дрессировки такие: вкусопоощрительный, игровой, оперативный, метод кнута и пряника. И если у тебя собака всю жизнь на пищевой [дрессировке], то это очень сложно. Она может возле этого мяса остановиться. Например, если она ищет наркотики и нашла мясо. Станет рычать на него. Всё, собака снята с испытаний. Неправильно, если съела. Если она посмотрела и дальше прошла, то это уже хорошо. Значит собака обнюхала и пошла дальше. Лучшего всего дрессировать на игрушку, потому что на остальное она не будет обращать внимания.

Чтобы искать человека, учат идти по следу. Мы брали сосиски, подошву натирали. Шли по асфальту зигзагами. Она ищет по запаху, зная, что там еда.

Человека гораздо сложнее искать, чем наркотики. Потому что у каждого человека свой запах.

И там надо больше на игрушку ставить, чем на еду. Вещь подносят – она нюхает.

Нас в техникуме обучают выборке человека. Дают одну вещь понюхать собаке. А мы берём перчатки, сутки носим в таких местах, где больше потеем. Поносил сутки, отдаешь в банку и её закрывают. Закрывают потом и ей дают понюхать [содержимое банки]. Закрывают глаза, ты бежишь, прячешься. Она начинает по запаху искать. Кидаешь мячик или еду, и она будет знать, что запах надо искать.

- Зачем собакам диетолог?

Есть хозяева, которые постоянно подкармливают собак, и они становятся полными. Так же как и у человека идёт нагрузка на сердце, появляется ожирение. Полная собака не сможет нормально бегать. Она будет лежать усталая. В такой собаке нет смысла.

Диетологи составляют рацион на собаку. Они похожи на фитнес-тренеров для людей.

- Сухие корма вредны?

Нет. Я как кинолог считаю, что сухой корм намного лучше. Потому что там всё сбалансированно. Все углеводы, жиры, белки. Обычно теплой водой зававрил и собака съела. А когда обычно кормишь – может каких-то витаминов не хватить. Придётся покупать отдельно.

- Собаки — это больше верные друзья или охотники?

Есть отведённые группы: охотничьи, декоративные, гончие. Собака как никак хищник. Она будет охотиться за птицами. Но вот маленькие собачки — вряд ли они охотники. Но вот большая собака… Всё зависит от того, как ты воспитаешь. Если ты сам охотник — собака тоже будет охотничья. Если ты чем-то активным занимаешься — собака будет такая же.

Наталья Хабарова
фотографии из личного архива героя

IMG_5158

«Никто не расскажет, как надо»

Как журналистика отражается на обычной жизни? Что делать, если тебе угрожают? Какие есть трудности в профессии журналиста? Роботизация журналистики в скором будущем? Любопытные вопросы от студентов направлений философии, социологии и культурологии и ответы Ирины Фокиной, обозревателя архангельской газеты «Бизнес-класс».

 - Профессия журналиста для Вас это – мечта или случайность?

- Ни то, ни другое. Это – работа. Я не мечтала о журналистике, но это было моей целью. Мечта, мне кажется, – это что-то такое, о чем можно мечтать всю жизнь. Если вы хотите быть журналистом – будьте им!

 - Назовите три особенности журналисткой деятельности?

- Я сейчас как будто сдаю экзамен по основам журналистского творчества…объективность, оперативность и…умение быстро принимать решение.

 - Как вообще Вас изменила журналистика?

- Я научилась быстро думать, быстро писать, быстро всё делать… Я стала циничнее и жестче в каких-то моментах. Журналистика расширила мой кругозор, потому что постоянно нужно писать о новых темах и в них разбираться. Но есть и минусы. Устаешь очень, если постоянно работать.

Это очень опасно – когда журналист понимает, что не растерял свои навыки, но просто больше не может писать. Работы всегда много, но нужно всегда эту грань держать, чтобы работа совсем не надоела.

- «Бизнес-класс» — это соперничество или больше сотрудничество?

- Сотрудничество, конечно. Мы друг другу помогаем, у нас нет такого, что кто-то хочет написать лучше, чем ты, или ты хочешь обогнать кого-то. Все наоборот: если коллеге нужна помощь, а у тебя есть лишняя минута свободная, то ты поможешь ему с материалом и за это ничего не попросишь, потому что у вас общая задача – сделать газету.

- Как собраться и написать материал в сжатые сроки за час или меньше?

- У меня нет какого-то конкретного лайфхака. Если редактор даёт конкретную цель: позвони тому-то и срочно в течение получаса у меня должен быть комментарий по вопросу такого-то человека, то просто идёшь, ищешь его номер, звонишь ему и говоришь: «Мне нужно, чтобы вы сейчас ответили», записываешь его комментарий, тут же его расшифровываешь, редактируешь…

Не должно быть такого, когда приходишь на работу, вальяжный и думаешь: «Я 15 минут попью кофе, потом минут 20 посмотрю в окно, ещё 30 минут я подумаю о жизни, а потом, возможно, я соберусь и что-нибудь сделаю».

Нужно всегда быть готовым, даже когда ушёл с работы, что в два, три часа ночи, в шесть утра позвонит редактор и вызовет на работу. Нужно просто принять, что с тобой такое может случиться.

- А как написать в сжатые сроки адекватную новость?

- Тренироваться. Чем больше у человека профессиональных навыков, чем лучше он их освоил, тем быстрее он будет писать. Это как водить машину: когда учишься, ездишь медленно, а когда водил уже года три или лет пять, то ездишь гораздо быстрее. Это опыт.

Не бывает так: хоп, и вы «девочки-молнии». Надо учиться.

- А без каких навыков нельзя?

- Нужно быстро думать, не впадать в панику. В такие моменты всё нужно отодвинуть в голове и забыть, что у тебя есть сроки и просто написать текст. Максимально сосредоточиться. Надо уметь взять себя в руки, чтобы не слышать, что вокруг происходит, даже если ещё пять человек сидит в твоём кабинете и каждый что-то своё говорит. Нужно просто этого не слышать и делать свою работу.

- Какая первая проблема встала перед Вами в начале профессии?

- Написать текст хорошо. Если вы возьмете свой первый и последний тексты, то у вас будет ощущение, что первый текст вы писали в детском саду. Это будет более наивно, слишком просто или, наоборот – слишком много заумных слов. Не знаешь меры, не знаешь, как сделать лучше, пишешь исходя из своих представлений о том, как должен выглядеть текст, а у тебя этих представлений нет, потому что нет ещё опыта.

- А трудно было начинать писать?

- Да, конечно. Вам могут рассказать, как писать не надо, но как надо писать, вам не расскажет никто. Нужно много писать и работать. Мы всегда ленились что-то писать на парах, но советую – не лениться, потому что, если вы напишите что-то на паре, покажете преподавателю, он сможет сразу указать на ошибки, вы потом в реальной практике их не допустите.

- О чём бы вы хотели предупредить тех, кто собирается на профессию журналиста?

- Не идти в профессию журналиста, если не уверены, что хотите этим заниматься.

- Какие трудности встречаются?

- Нужно быть готовыми к тому, что постоянно будут встречаться стрессовые ситуации, которые не можешь предсказать, к которым не можешь заранее подготовиться. Это постоянное общение с разными людьми, которые могут кричать, ругаться, угрожать подать в суд. Многим трудно контактировать с другими людьми, трудно позвонить незнакомому человеку. Если у вас такая проблема, то нужно либо ломать себя, либо не работать по профессии.

Журналистика требует особого склада характера, либо нужно свой характер переделывать под профессию, либо просто не выбирать ее.

- А что вы будете делать, если вам будут угрожать?

- Я недавно проходила учебу по расследовательской журналистике, там как раз был курс, что делать, если вам угрожают или следят за вами. Во-первых, нужно написать заявление в полицию, во-вторых, сообщить редакции, главному редактору, шефу, в-третьих, нужно предупредить родных.

- Что Вам настолько нравится в Вашей профессии, из-за чего Вы не хотели бы из нее уходить?

- Мне больше всего она нравится потому, что каждый день узнаёшь новое, это банально звучит, конечно…В один день едешь на завод, во второй день идёшь к политику, в третий день встречаешься с интересным предпринимателем, в четвёртый день описываешь общественный скандал. Каждый раз новая тема, каждый раз тебе нужно в чём-то новом разбираться, и мне это нравится, потому что я не люблю монотонную работу.

- А как Вы думаете, профессия журналиста будет роботизирована в будущем?

- Она уже роботизирована, потому что большие медиакорпорации используют агрегаторы для написания стандартных новостей, биржевых сводок, например. Роботизированная журналистика – это реальность, но смогут ли роботы писать аналитику, рецензии, репортажи. В них очень важны детали, и их, их значение может заметить только человек.

- Какого вымышленного персонажа среди журналистов Вы бы отметили, который Вам запомнился?

- Есть один фильм – «Афера Стивена Гласса». Классный фильм, посмотрите его. Молодой человек очень хотел быть журналистом, устроился в довольно серьёзный журнал и начал писать крутые репортажи. Но редактор вычислил, что все эти истории журналист придумал. В итоге, его со скандалом уволили, но он стал писателем.

- Сейчас независимая журналистика переходит в блогерство, почему вы делаете выбор именно в пользу журналистики, а не блогерства?

- Мне кажется, блогерство — это высказывание собственного мнения о какой-то проблеме, а я не нуждаюсь в том, чтобы высказывать своё мнение по каждому вопросу. У меня есть ассоциация с блогерством: «Это – я, я сходил, я думаю, я считаю, мне кажется, я там увидел, я там услышал, я я я я». Мне это неинтересно.

Мне больше нравится писать большие тексты, аналитические. Репортажи. Репортаж – это самый крутой жанр. Он самый живой, в нем много энергии, много движения, вариаций построения текста, он хорошо иллюстрируется, он может быть любого размера. Репортаж универсален, его интересно читать, потому что репортаж – это всегда действие, событие, а это – самое интересное.

Светлана Скирденко, Анна Некипелова, Алена Пуканова, Марина Латухина, Настя Овчинникова, Жанна Крюкова, Диана Белова, Алина Пушкина, Даша Койбина, Даша Одерий, Дарья Захарова, Алена Мазина, Любовь Потолова, Полина Чемакина, Ксения Лапина, Лидия Загвоздина

IMG_9602

“Я обычно выкладываюсь полностью”: продюсер Мария Михайлова о работе в кино

Исполнительный продюсер Мария Михайлова работает в киноиндустрии уже десять лет. Она уверена, что работа в этой профессии требует творческого взаимодействия, личной отдачи и полного погружения в процесс. О масштабных проектах и работе с людьми творческой профессии — в нашем интервью

- О какой профессии Вы мечтали в детстве?

Парикмахер

- То есть у Вас не было желания выбрать творческую профессию?

Нет, не было. Я была от этого далека. Мало того, что когда я попала в кино, я пришла работать помощником юриста, потому что у меня было среднее специальное образование: я окончила юридический колледж. У меня был знакомый, у которого папа режиссер. Я решила вести самостоятельную жизнь, мне тогда только-только исполнилось 18. Знакомый организовал мне встречу с отцом, и он взял меня на работу с бумагами. Я поняла, что никакого юриста нет и помогать некому. Мне пришлось во всем этом разбираться. Проработав полгода, я себе сказала, что мне это не нужно, мне это неинтересно, я вообще не хочу этим заниматься.

Режиссер сказал, что меня не отпустит, спросил, что я хочу делать.

Я ответила, что хочу заниматься кино, хочу вести кинопроизводство. Так я и стала работать помощником режиссера.

- Почему профессия исполнительного продюсера может стать мечтой?

Первое — доход. Второе — всякие профессии могут быть мечтой. Плюс еще — работа вне офиса, это не работа по графику с 10 до 18. Это творческая сфера, хоть она и не напрямую относится к творчеству.

- Насколько удачна была Ваша первая работа в кино как исполнительного продюсера?

Из масштабных проектов это был, наверное, «Герой» с Димой Биланом, крупный, на широкие экраны, потому что до этого были документальные фильмы, сериалы. Я не считаю их за масштабную работу. «Герой» все-таки выходил на международный уровень. Мне кажется, что это была первая серьезная картина.

- Какие качества помогли Вам реализоваться в профессии?

Я думаю, что упорство. Это первое. Я уже 10 лет работаю в кино. И последние года два стала ценить свое личное время, потому что раньше у меня его не было вообще. Моя жизнь полностью была посвящена работе, кино. Дни, ночи, выходные, каникулы. Наверное, это все-таки дало результат. Многие сторонние организации сейчас спрашивают у меня, не могу ли я провести их проект, сделать его от начала до конца, приглашают на работу. Но, к сожалению, так как я работаю в штате, то уйти не могу. У меня “взорвется” голова от большого количества проектов. Я все-таки думаю, что это целеустремленность и желание чего-то добиться.

- А сейчас как много времени Вы уделяете работе?

Много, но меньше, [чем раньше]. Я сейчас отказалась от проекта. Благо, мне дали такую возможность мои руководители, потому что после «Собибора», большого международного проекта… Премьера — это такой период, который равносилен созданию фильма. То есть отдельная жизнь, не менее сложная. Подготовить премьеру, организовать все это.. Все вместе это соединилось с сериалом, которым мне нужно было делать с Павлом Прилучным в главной роли для Первого канала. Премьера, сдача фильма, параллельно сериал — все это настолько вымотало, что у меня начались проблемы со здоровьем.

Я поняла, что если сейчас не откажусь от проекта, то все, меня можно в клинику неврозов отправлять.

Сейчас я отказалась работать над фильмом, потому что поняла, что у меня просто нет сил. Я не могу вести проект не в полную силу. Я обычно выкладываюсь полностью по всем ресурсам, поднимаю все связи, которые у меня есть: по актерам, по локациям. Это очень много отнимает времени. Я поняла, что не хочу делать этот проект абы как, поэтому я от него отказалась. Ну и второй момент это был, конечно, режиссер. Режиссер — это голова кинопроизводства, от него все идет. Все мы — это остальное: шея, руки, ноги. И я поняла, что просто не могу сделать проект в том качестве, в котором мне бы хотелось. Этот человек оказался энергетически не моим и очень сложным человеком, поэтому мы взяли исполнительного продюсера со стороны, который не знаком с режиссером.

- Было ли у Вас желание отключить телефон и полностью забыть о работе?

Оно у меня каждый день. Последние полгода компания немного выросла. Мы взяли в штат еще сотрудников, которые помогают нам. Стало немножко легче дышать. И звонков стало меньше. Просто люди взяли на себя ответственность: звонки, переписки со сторонними организациями.

- Ваше первое впечатление от съемочной площадки?

Первое впечатление у меня было положительным. Мне было 18 лет. У меня не киношная семья, для меня увидеть каких-то актеров — это было прям «вау». Наверное, такое впечатление было из-за того, что это что-то новое, не то, что ты обычно видишь на экране, у тебя это тут рядом, внедряешься в процесс, являешься частью этого. Интересные эмоции и чувства были, но

я никогда не страдала тем, чтобы с кем-то сфотографироваться, у меня не было никогда кумиров, я как-то спокойно этот момент пережила.

Я очень не люблю дружить с актерами, к звездности не тянусь. Хотя, на «Собиборе» Хабенский был единственным актером, режиссером, с которым я попросила сфотографироваться. Он пошел ко мне на встречу, хотя не любит фотографироваться, вот это была единственная фотография, которую я целенаправленно попросила у актера, потому что для меня он человек с большой буквы во всех сферах: в профессиональных и человеческих.

- Кто на съемочной площадке организует рабочий процесс?

Все организуют, но рабочий съемочный процесс — очень широко объемлющий, каждая единица выполняет какую-то функцию, задачу. Режис серы с продюсерами, например, набирают персонал, согласовывают план действий, второй режиссер по планированию этот план выполняет. Каждая единица важна.

- Как часто Вы собираетесь с коллегами, чтобы обсудить работу над проектом?

Всегда. Есть сценарий, есть заказ на сценарий, есть деньги, утвержден режиссер, набрана команда, то встречи происходят каждый день по восемь часов. Встречи нужны. Кино — это момент взаимодействия и постоянного контакта. С художниками, гримерами, с компьютерной графикой, со сценаристами. Это общение нон-стоп. Это к разговору о том, что хочется выкинуть телефон, потому что процесс постоянный.

- Какой проект для Вас был самым удачным?

«Собибор», думаю, самый удачный, коммерчески выгодный, самый масштабный и самый политический. С учетом того, что сейчас происходит в мире с политикой, «Собибор» оказался политическим проектом, хотя таким не задумывался изначально. На стадии сценария, это было года четыре назад, всех этих историй с Польшей, с тем, что наши памятники оттуда вывозятся, все наши упоминания о Советской Армии, в тот момент на территории Европы, сейчас выписывается из исторических учебников… У нас был уже написан сценарий, когда начались памятные символы с советскими солдатами в Польше. Мы под это попали. Думали, чем это закончится. Слава Богу, все закончилось хорошо. И в Польше у нас была премьера, и всем все очень понравилось. В общем, да, «Собибор» самый востребованный.

- Насколько сложно (или наоборот легко) работать с людьми творческой профессии?

Сложно, потому что у каждого свой внутренний мир, у каждого свое виденье. И мне как человеку, который должен все эти видения окружающих меня творческих людей соединить и собрать в единое целое, в один проект, найти с разными людьми компромисс, соединить эти компромиссы, достаточно сложно, если люди не идут на контакт. Все от людей зависит.

Юлия Копылова

фотографии из личного архива героини

фото 3

Как не стать овощем

Мою героиню зовут Юлия Крылова, ей 19 лет. Она учится в медицинском колледже. Если вдруг вы встретите Юлю в городе, то она будет в акриловой шапке и варежках, в ботинках на искусственном меху, а в руке у нее будет стакан травяного чая. Вы задались вопросом: «И что тут необычного?» Я отвечу вам, что здесь нет ничего необычного, просто Юлия этично подходит к выбору одежды и ответственно к выбору еды, а все потому что она уже 3 года веган. Подробнее

t76o_PFv2yU

Море стало частью меня

Кто хоть раз видел море вживую, наверняка запомнил эту картину надолго. Бушующее и тихое, нежно-голубое или злое и холодное… Для каждого из нас оно запомнилось чем-то особенным. О своей любви к морю, о морских приключениях и о том, как море становится частью человека рассказал выпускник АМИ, моряк Дмитрий Гаврилов. Подробнее

Родительское Кафе - Тимченко (4)

На базе отдыха “Лукоморье” прошел I Выездной психологический практикум для кризисных семей

С 19 по 21 октября на базе отдыха “Лукоморье” прошел I Выездной психологический практикум для приемных родителей и их детей как один из этапов реализации международного проекта “Родительское кафе”. Подробнее