e4695529e9bbf8b60b6165d76397876b_XL

КАКАфония ( памфлет)

Все мужики пердят! Горячо! Все женщины какают и писают. Еще горячее!!

Ночь, улица, фонарь, аптека. Супер жарко!!! Нет, лучше – белая ночь, пустая, как пробка, улица, презрительно мигающий зеленый глаз светофора и еще сидящие в засаде недалеко от своего смольно-буяновского околотка двое, якобы, мужиков в форме, но без собаки! В общем, форменные мужики с такими же форменными задами. А вместо собаки с ними на заднем сидении – пьяный мужик со здравыми мыслями. Выражается конкретно.

Стоп! Здесь требуется пояснение, дабы заскучавшие читатели, жаждущие классического пушкинского эпистолярия о вселенской любви среди, хоть и белой, но глубокой ночи, вдруг осенились тем, что речь пойдет о каждом из них, и о всех в отдельности. Она будет о пердящих и какающих, а еще впридачу и писающих. Одни делают это буднично, за просто так. Другие же – по уставу и за деньги. За большие деньги своей зарплаты, предусматривающей в ответ скорую выпечку разоблаченных и обезвреженных.

В прозе жизни абсолютное большинство из нас, хотя бы раз, переходило улицу любимого города из-за нежного чувства к нему, по мнению оформленных мужиков с жезлом черно-белого цвета, в неположенном месте или на красный, возбуждающий глаз даже кастрированного быка, сигнал неподвижно стоящего столба – светофора.

А теперь – внимание! Эта история обо всех вас, спешащих и не очень, бегущих и расслабленных от глубины распирающего счастья граждан великой страны и больших свершений! Если что-то еще недопоняли, то, в таком случае, не зарекайтесь, ни от сумы, ни от тюрьмы, потому что рядом денно и нощно в неприметном сером автомобильчике без опознавательных знаков вас ожидает приготовившийся к прыжку похотник, который опасен втройне, потому что делает это он во имя Родины,  Закона, Порядка и собственной запредельной месячной наличности. Говоря по-простому, вас ждет беспредел на дороге, который, не колеблясь, пошлет даже не на три, а на целых четыре, жестко выговаривающиеся, как приговор, не подлежащий обжалованию буквы ГБДД! Ничего не поняли? Не беда! Это, так сказать, преамбула – предисловие по-русски. А дальше будет слово – то бишь, главная часть. Не пропустите!

Глубокой весенней ночной порой 15-го года возвращались из гостей две подружки-говорушки. Циферблат часов высвечивал половину третьего ночи. Улица была пустынна и свободна от людей и машин. Ни звука, тишина почти райская. И, наслаждаясь внезапно обретенной свободой движения, расслабленные свежим воздухом накатывающегося лета и впечатлениями от только что прошедшей встречи  с хорошими людьми, они не предполагали, что приближаются к началу триллера по-голливудски. Где сразу посылают к какой-то матери и стреляют без предупреждения. Начав переход улицы на мигающий зеленый сигнал светофора, который с подозрительной быстротой превратился в красный, они даже в страшном сне не могли предугадать, что неподалеку, совсем близко два мундиристых с кобурой на поясе и сексуально озабоченных мужика изготовились к сладострастному прыжку, устав томиться набежавшей было ночной скукой и кобелиным воздержанием.

В присно-памятное советское время развитого социализма народу навязывали лозунг «Моя милиция меня бережет!», и мы, одурманенные собственностью обладателей лучшего строя на Земле, свято уверялись в этом, пока не попадали в «берегущие» руки «оборотней» в погонах и лычках. Давно почила в бозе милиция, перекрашенная на заокеанский лад в «police», но, от перемены мест слагаемых, сумма, как нас учили в средненьких школах, не изменилась. Вот и в этой истории современного средневекового варварства просматриваются уши, т. е. «оберегающие всех нас ручки» добрых хлопцев-полицмейстеров. А это – мужики, ну, с очень умелыми ручками и сметливым даром прибавлять собственный капитал на своем непроизводственном рабочем кресле. В общем, производства нет, а капиталец, если раскинуть повсеместной одноизвилинностью, можно без труда нарастить, подпустив красного петуха страха криком: «Нарушаем?!!». Именно так и произошло с нашими подружками-хохотушками, когда к ним лихо подскочили на безмолвно-пустынной улице двое мундирастых лихачей при исполнении. Обладатели пивных животов были настроены храбро и решительно. Что говорить, а с женщинами, вооруженными только обворожительными улыбками, бойкие стражники ночного порядка обучены расправляться беспощадно и без страха наказания за превышение.

Сейчас впору, наконец выдать страшную ментовскую тайну и назвать своими именами их лихозадые фамилии, словно вырвавшиеся со страниц гоголевского «Ревизора». У первого она была Бобчинский, а у второго — Добчинский. Присоединившийся позже третий не был опознан. Назовем его инкогнито. Наперегонки, как в повести делали их литературные прототипы, Б. и Д. незамедлительно стали требовать от дам предъявления документов, свято ожесточенные уверенностью в то, что у подружек глубокой ночью должна быть полная дамская сумка всевозможных удостоверений личности и водительских прав на управление грейдером или мусоросборщиком.  Когда же взволнованные куражом Бобчинский  и Добчинский получили вежливый женский отказ по причине отсутствия присутствия этой самой документации, они так же вежливо попросили дам присесть в их чадащий от выхлопных газов автомобиль, застенчиво заломив при этом руки и головы женщин. Дамы, не совсем еще готовые к такой форме ментовского обласкивания, естественно взволновались, не согласившись с подобной вежливостью и по причине нахождения на заднем диване совсем нетрезвого свидетеля. Одной из них в результате отказа была выдана дополнительная порция хорошего тона в виде многочисленных синяков, царапин и ссадин.

Медицинская экспертиза, проведенная достаточно поздно, все же выявила явственные ушибы на теле одной из женщин, которую бравые апологеты правил назвали женщиной в черном.

Разумеется, силы нападавших пивных животов и защищающихся матерей-одиночек оказались, ну, очень уж не равны. И в конце концов, отстаивающие свою честь дамы угодили в «обезьянник» одного из близлежащих участков Лом. Округа. Согласно хронологии событий после семи часов утра появилась не совсем проснувшаяся особа и, представившись следователем по очень особо важным делам, усердно записала рассказ женщин о перипетиях проведенной ими ночи. Она так дотошно фиксировала детали,  что создавалось впечатление, будто это не следователь какой-то, а мастеровитый писатель накануне начала своей повести. Затем подружек отпустили, пожелав счастливой жизни в будущем. Если бы они хоть на минутку могли предположить, какое счастье выпало на их и без того трудную долю!

Шло время, и подружки уже стерли из своей долгосрочной памяти все ужасы того ночного кошмара, как вдруг, среди ясного дня, не совсем теплого лета 2015 года, грянул нежданный гром российского праводелания. Обеих вызвали в следственный комитет, где одной из них  немигающим взглядом было предъявлено чудовищное обвинение, карикатурно звучащее даже без кровопролитного криминального разбирательства. Оказывается, двое мужиков в форме, с кобурами наперевес были зверски избиты женщиной в черном – медсестрой по профессии, а Бобчинский, смекнув, вероятно, что дело «пахнет керосином» из-за перебора криминальных приемов самбо и джиу-джитсу против ни в чем не повинных гражданок великой России, фабрикнул, неизвестно за какую мзду, нужную справку судмедэкспертизы. Какова же должна быть в таком случае сексуальная ориентация у типа, внешне похожего на мужика? Правильно – только нетрадиционная. Согласно ее, оскорбленный лгун был так изуродован и измордован, что некоторые слушатели усомнились. Кроме одной очень доверчивой на ментовские сказки особы. А, чтобы у последней не осталось никаких сомнений в сущности этих баек, вышестоящие начальники героических врунов разместили на широченных просторах интернета текст, в подробностях описывающий подвиг словоплутов по изобличению и привлечению.

Расследовать вопиющее злодеяние, а, вернее, вершить скорый суд и отрабатывать трехзначную сумму ежемесячности назначили личность, разговор о которой особый и занимательный, ибо она давно числится в реестре, как друг всех собак и сексуально озабоченных ДПСников, а также, по совместительству, является врагом особей женского пола и прогрессивного человечества. Вооруженная штыковой лопатой должностных инструкций и призывным ором своего непосредственного начальника о поднятии планки ежеминутной раскрываемости, она три месяца, вместо положенных по закону двух, усердно «окучивала» дело, а, точнее, закапывала очередную жертву своего паучьего следственного таланта.

Измотавшийся читатель, наверное, придет в неистовство от того, что я не называю имя одной из, несомненно, главных героинь этого действа. Ну так, извольте слышать – Прорухина. Внешне похожая на женщину, круглосуточно занятую неимоверным поглощением «Джинтоников» из соседнего с ее креслом гипер-супермаркета. При этих поглощениях она ежедневно сталкивается с одной из жертв, своего расследовательского буйства, ибо жертва сидит за кассой магазина, на всю оставшуюся жизнь перепуганная методами многочисленных допросов, учиняемых Прорухиной в исключительно позднее вечернее время или ранним утром, когда все население еще пребывает в сладостной дреме. При очередном появлении клиентки, кассирша бледнеет и нажимает на все кнопки сразу своего кассового аппарата — ведь она хорошо усвоила, что друг, а, вернее, подруга всякой собачины, клятвенно обещала запехать ее за решетку, если та не даст обвиняющие показания на свою спутницу в черном.

Прорухина, широко известная в узких кругах местных застенков отсутствием здравомыслия, похоже, не долюбливает прочие маршруты деятельности, не связанные с походами за горячительностью. Иначе, чем объяснить ее неудосуженность выехать на место инцидента и воотчию взглянуть на перекресток, где произошло событие. Там бы она лицезрела двухсекционный светофор. Правда заключена в том, что когда человек начинает движение на мигающий зеленый сигнал, то завершает его уже на красный, и это не является умышленным нарушением ПДД. Задержание женщин усердниками ППС является неправомерным, а все рассматриваемые последующие действия — лишь следствие полицейской ошибки. Как и то, что запугав вторую жертву застенком, Прорухина подсунула ей протокол допроса, по которому та оказалась невольной лжесвидетельницей на свою лучшую подругу отрочества. Мыльный пузырь мнимого нарушения обернулся для подруг реальной трагедией разрыва дружеских и семейных связей.

Через три месяца доблестную следочницу наконец-то осенило, и она вынесла вердикт: женщину в черном, отдать под суд по статье, предусматривающей два года лишения свобод. Только, полноте, гражданка Прорухина! Плохо разобрались, а не слабо сразу на пожизненное, что уж мелочиться! Тем более перед вами и так обездоленная мать-одиночка, а о ее, малолетней несчастной дочери позаботится ближайший лежащий на социальном боку детдом.

Смахнув пот со лба, и протерев жидкость, подозрительно дурно пахнущую во всех других частях тела, доблестная предтеча неправедного судилища с глубоким чувством сброшенного с плеч долга, из рук в руки любовно предала свое детище судье N. По случайной неслучайности, этот, перековавшийся совсем недавно в судью бывший ментовщик с особым вожделением выносит только обвинительные приговоры, не давая ни малейшего повода адвокатам подсудимых честно отрабатывать свои нехилые гонорары. С широко закрытыми глазами истинной справедливости и капиталистического неогуманизма, в котором человек человеку — не друг, товарищ и брат, а волчара с обнаженными клыками и подручный материал, являющийся источником индивидуального, на каждом рабочем витке карающей фемиды, накопления капитала. Перефразируя теоретиков мирового капитализма Маркса и Энгельса, сейчас актуален другой лозунг: «Извращенцы всех мастей, объединяйтесь!». И они уже, похоже, давно сделали это.

Прошедшее на днях очередное судилище после беглого ознакомления с состряпанным из муки не первой свежести и помола «делом», наконец прояснило суть произошедшего. Доблестный Бобчинский, кроме сурового наказания своей жертвы, громогласно требует мзду — некий приварок к и без того раздутой зарплате, в кругленькой сумме: сто пятьдесят тысяч деревянных. Такой, якобы, материальный ущерб нанесла не согласившаяся с сексуальными фантазиями медсестра в черном, экзекутору от ДПС, которая, по его словам, выдавшим истину, была одета, ну очень фривольно для этого времени суток. Да и то, правда, чего это медсестры не ходят в гости в белых халатах? Так сподручней бы было. По крайней мере, сексуальные нули в форме дорожных полицаев не приняли бы их за своих долгоожидаемых в засаде клиенток.

Когда адвокат, оболганной и запутанной насмерть медсестры, предложил Бобчинскому пойти на примирение, а не доводить дело до полного абсурда, то в ответ услышал: «какая цена вопроса?» Цинизм такого, поставленного на поток вымогательства шокирует, и ему должен быть поставлен заслон. Вот только в это верится с большим трудом. В службе собственной безопасности Архангельского УВД на жалобу пострадавшей так и вовсе отреагировали своеобразно: «Оказалась не в нужное время и не в нужном месте».

Даст Бог, придет время, и грянет час, когда я, наконец, смогу назвать настоящие, а не вымышленные фамилии персонажей, рожденных болью и кровью моего мироощущения. Страна должна знать своих «героев» извращенного правопорядка, и она их совсем скоро узнает. Существует мнение, что данная жертва ДПСного произвола и мошенничества не единична. Поэтому прошу всех кто так или иначе пострадал на дороге не от автомобилей, откликнуться и выразить свое мнение.

Макс Галкин

Москва – Архангельск – Москва