Театр Панова (1)

Уголовное погружение

Какие ассоциации возникают, когда Вы слышите слово театр? Скорее всего это будет такая картина: большое здание с колоннами, на крыльце которого стоят нарядно одетые люди. Поднявшись по красивой парадной лестницей, можно заглянуть в кафе, прогуляться по коридорам театра или занять места в просторном зале. Архангельский Молодежный театр никак не вписывается в эти рамки.

- Девушка, извините, у Вас есть фонарик?

- Фонарик? А как Вы здесь оказались?

- Да я телефон уронила.

- Возьмите, и осторожнее там.

Стоя на четвереньках под трибуной с рядами сидений я светила в темноту и искала свою «трубку жизни». Ноги цеплялись за куски проволоки и поролона. «Да уж, в театре Панова нужно быть готовым ко всему», — подумала я. Когда цель была обнаружена, прозвенел третий звонок. Люди спешно проходили в зал в предвкушении спектакля. Я благополучно выбралась, отдала фонарик контролеру и поднялась на свое место. Свет погас, зрители прекратили бубнить, представление началось.

Сцена представляла собой парикмахерский салон: большие зеркала, крутящиеся сиденья, белоснежная раковина с водой, на полках стоят дипломы мастеров. А вот и они. Полноватый и лысоватый мужчина старательно стрижет своего клиента. Его зовут Антон Курицын, но для всех он просто Антуан. А Кристина, девушка с ярко-красной прядью, сидит в кресле и читает журнал, ожидая посетителя.

Первое, что бросается в глаза – красный цвет. Он повсюду, начиная от стен и мебели в салоне, заканчивая одеждой героев. Почему? Узнаем позже.

На сцене появляются актеры: Антуан принялся брить нового посетителя, Кристина дождалась свою клиентку госпожу Шульман, которая опаздывает на самолет.

Актеры оживленно беседуют о моде и искусстве, пока их беседу не нарушает игра на пианино, доносящаяся с верхнего этажа. Над салоном живет известная музыкантша и экстравагантная женщина Изабелла Черни, которую так недолюбливает Антуан. Он сыплет ее проклятиями и стучит по батареям. Наступает тишина, все с облегчением вздыхают, но, не успел Антуан подойти к креслу, как музыка начинает играть с прежней силой. В отличие от своего напарника и торопливой клиентки, Кристина решается навестить соседку.

Вдруг, слышен пронзительный крик. Зал замер, а крупный мужчина в третьем ряду подпрыгнул от неожиданности. Кристина вбегает и сообщает о смерти надоедливой соседки сверху. Орудием убийства стали ножницы, и все находящиеся в салоне автоматически становятся подозреваемыми.

Кажется, что ты сидишь на классическом спектакле, где люди молча сидят и следят за представлением на сцене. Но вскоре происходит обратное.

Вдруг, свет в зале зажигается, один из героев представляется следователем Николаем Пастуховым, который и будет вести расследование убийства дамочки. Люди недоуменно смотрят на него, на лицах так и читается вопрос: «От нас то чего тебе надо? Ты следователь, ну вот и расследуй, а нам дай спокойно на это смотреть». Вот тут и приходит осознание загадочного термина “иммерсивный театр”, который крупными буквами красовался на афише.

Зрительный зал разделился на две части: одни активно участвовали в представлении, подсказывали актерам куда они ходили, что говорили и делали, в то время как другие с интересом наблюдали за происходящим.

На самом интригующем месте, как обычно и бывает, наступил антракт. Зрители разбрелись по всему особняку. Залы наполнились приятным ароматом свежесваренного кофе, в бар выстроилась “голодная” очередь. Здесь и там слышны разговоры, кто действительно может быть убийцей. Люди наперебой делились догадками, вспоминали детали, а следователь Николай Пастухов внимательно выслушивал и записывал мнения зрителей.

Размеренным шагом прогуливался по залам и художественный директор молодежного театра Виктор Панов. Он приветливо здоровался со всеми, останавливался, чтобы побеседовать о постановке и проектах своего детища, а на мою просьбу дать комментарий с улыбкой ответил: “ Здарова, Брусника, я — Малина!”

Настал черед второго, заключительного действия. Он начался с “допроса” актеров зрителями. Любой желающий мог задать интересующий вопрос. Наталья, зрительница с седьмого ряда затмила всех, даже самого следователя Пастухова. Как только микрофон оказался в ее руке, женщина сосредоточенно оглядела зал и настойчивым тоном спросила:

- А что стало с чемоданом Эдуарда Скоробогатова? Куда он его дел?

- Да никуда я его не девал. Вон он стоит, в уголке, — оправдываясь ответил Скоробогатов.

- Да нет же, это не он. Разве вы не видите, что чемодан синий?, — не унималась зрительница.

- Он черный, так просто свет падает, — ответила женщина с первого ряда, внимательно рассматривая чемодан.

- Хотите, Вы его сами проверите?, — предложил следователь.

- Позвольте Вашу ручку, пройдемте на сцену.

Зрительница Наталья не растерялась и уверенным шагом пошла на сцену. Зал подбадривал женщину одобрительными апплодисментами. Загадочный чемодан подвергся тщательной проверке как внутри, так и снаружи, а затем, следователь любезно отвел дотошную и ответственную зрительницу на место.

Теперь осталось самое трудное — определить истинного убийцу. У каждого из подозреваемых был веский повод, чтобы избавиться от надоедливой старушки. Каждый из них произнес слезливый монолог в свою защиту, а зал увлеченно следил за каждым движением, мимикой и фразой актера.

- А люди — то втянулись, — сказала девушка с соседнего ряда своей подруге.

Следователь предложил провести открытое голосование и определить виновного. Актеры наигранно удивились и затаив дыхание смотрели на зрителей. Зал шумно обсуждал дальнейшую судьбу героев. Дама в пятом ряду упорно пыталась переубедить своего мужа, что убийцей была Кристина, но тот не желал сдаваться.

Наконец, Николай Пастухов выдержал драматическую паузу и стал медленно называть имена подозреваемых:

- Кристина Маркова!

- В воздух взмыло несколько рук.

- Антон Курицын!

- Рук стало еще больше. Антуан сморщился и плаксивым голосом произнес:

- Ну почему же я! Ох…

- Эдуард Скоробогатов!

Рук было больше всех. Приговор вынесен.

Голосовать можно было всего один раз. Следователь поблагодарил публику за помощь в расследовании дела, виновный раскрыл свой тайный замысел убийства престарелой дамы, актеры стали кланяться зрителям. Казалось бы, спектакль окончен и все должны идти в гардероб, но как быть с мнением тех, кто считал иначе… На этот случай у создателей постановки имеется неординарный и очень простой выход — для тех, кому не терпится увидеть

альтернативный конец, достаточно прийти снова. У пьесы существует три версии развязки сюжета. Возможно, убийцей окажется кто-то другой.

Публика выходила из зала в смешанных чувствах. Кому-то не хватило драматичности и поучительности, как в обычных, классических постановках. Другие были в восторге — не часто в театре можно говорить, да еще и менять ход действия. Но каждый активно обсуждал свой выбор, а значит, зрители не против таких экспериментов в театре.

- Я что, зря всего Пуаро в свое время пересмотрела? — позже смеясь ответила наша зрительница-детектив своей подруге. Она надела серое пальто и женщины вышли в темный и шумный город. Быть может, они еще навестят наших героев и вынесут новый приговор.

Анастасия Сметанина

Театр Панова (1) Театр Панова (2) Театр Панова (3) Театр Панова (4) Театр Панова (5) Театр Панова (6) Театр Панова (7) Театр Панова (8)