MC3DsyxhC6E-2

Преподавание с оксфордским акцентом

«Я запрещаю говорить им на русском». Интервью с учителем английского языка.

 

В интервью молодой учитель курсов английского языка Юлия Коротова расскажет о необычных методиках преподавания и изучения иностранных языков.

О жизни и карьере преподавателя

Когда ты поняла, что хочешь связать свою жизнь с преподаванием языков?

Наверное, это было классе в пятом, потому что я всегда слушала очень много иностранной музыки.  Был момент, когда я слушала The Beatles «Yesterday» и поняла, что хочу знать, о чем они поют. Тогда появилась цель изучать иностранные языки.

Как тебе кажется, ты когда-нибудь вдохновляла своих учеников в будущем выбрать профессию учителя?

Да, я только что сейчас переписывалась с девочкой, она учится в СПбГУ и наслаждается учебой.
Если честно, я всегда стараюсь не отговорить, но дать ребятам всю картинку, то есть показать плюсы и минусы, какие есть преимущества и недостатки в этой профессии.

«Есть такой стереотип, что людям старшего и среднего возраста труднее учиться. Но на самом деле, когда есть программа из учебника и стремление учащегося, разницы абсолютно нет. Возможно, с ними нужно быть более тактичным, потому что им сложнее воспринимать свои неудачи»

Когда у тебя был настоящий выходной, без ноутбука, подготовки и тетрадей?

Наверное, только летом, когда каникулы или отпуск. Потому что обычно подсознательно стараешься найти, подобрать что-то для занятий.

В чем отличие между школой и курсами?

Первые занятия в школе и на языковых курсах очень отличаются между собой. Конечно, вначале всегда страшно, но самое главное – стараться быть собой, найти общий язык, показать, что ты хочешь помочь детям.
На курсах страшно потому, что туда приходят люди разного возраста и за деньги. То есть они хотят увидеть конкретный результат. Это уже совсем другое. Вообще, чем больше выходишь перед учениками, тем меньше боишься. В первый год работы, по крайней мере в первые месяцы, нужно много готовиться, чтобы знать материал на 200% .

Для меня в школе совсем нет свободы. То есть, там очень жесткие рамки и конечный результат, с которым я не согласна. В школе главной целью является не научить ребенка говорить, а выполнить программу. Из тех детей, которые приходят на занятия, лишь пять человек из пятнадцати могут научиться говорить. Преподавание более скучное, монотонное, меньше возможности открыться как учителю, так и ученикам.

В целом, я с уважением отношусь к современной российской системе образования, потому что я – продукт этого образования, и ко мне приходят ребята и взрослые, которые также являются ее частью. Образование очень сильное, но нам не хватает немного свободы, легкости.

О методиках преподавания

«Наверное, изучение и обучение иностранным языкам похоже на занятия спортом: разминка, новый материал, отработка. Сначала ты должен немножечко растянуться, сделать разминку. Точно также и здесь: у людей, которые приходят, независимо, взрослые или дети, вначале есть закрытость. Когда они приходят после школы или работы, с них нужно снять сначала этот груз дня, чтобы они могли окунуться в другую тему. Это очень интересно и сложно, но, наверное, я всегда стараюсь думать, что было бы мне интересно в изучении, как студенту»

А как сделать так, чтобы преподавание одного и того же материала не надоедало именно самому учителю?

Самое простое – это брать разные эпизоды, ну и с каждой группой это происходит по-разному. Сейчас я взяла группу, которая изучает язык практически с нуля. И, если честно, я забыла каково это – изучать язык с начала. Чтобы немного встать на их место, я стала вновь изучать французский.

А все успевают высказаться?

Да, потому что примерно 50% времени, если не больше, у них происходит в паре или группе. Я скорее выступаю, как надсмотрщик. Наверное, самое главное – это не перебивать, когда они разговаривают, чтобы не сбить настрой. Гораздо страшнее говорить перед большим количеством людей, чем перед одним слушателем. Люди боятся сделать ошибки или забыть что-то. Я стараюсь выслушать их, ответить на вопросы. Я не задаю много, потому что понимаю: они приходят после работы, учебы, и сейчас у всех такой бешеный ритм. Стараюсь давать много на занятии, чтобы они все отработали и запоминали через практику.

Для меня главный показатель, чтобы они могли говорить даже допуская какие-то ошибки, излагать свои мысли и чувствовать свободу, когда они разговаривают на иностранном языке.

Какие нестандартные способы ты используешь, чтобы раскрепостить человека?

Я запрещаю говорить им на русском. С детьми очень забавно играть, когда они придумывают себе табу, запрещенные слова, за которые следует штраф. Со взрослыми труднее, их нужно увлечь, повернуть разговор в какую-то сферу, в которой у них есть жизненный опыт. С подростками здорово говорить на философские темы.

Ты ездишь с детьми за границу и видишь, как их учат те преподаватели. Ты когда-нибудь перенимала у них методики преподавания?

Самый первый раз, когда мы поехали в Англию, мне тоже разрешили ходить на занятия. У нас был преподаватель Йен, и он как раз научил легкому общению между преподавателем и студентом и в тоже время – определенной дистанции, именно пониманию, что есть ученик и есть учитель.

Для тебя профессия учителя – это навсегда или это какой-то этап перед новым стартом в карьере? 

Пока не знаю, очень сложно ответить. Наверное, нельзя сказать ни про какую вещь, что это навсегда. Я люблю спонтанность, перемены, и мне кажется, что для каждого человека хорошо меняться и пробовать что-то новое. Но, даже если я, возможно, начну что-то новое, то в будущем опять вернусь к преподаванию.

Анастасия Сметанина, студентка 3 курса направления Журналистика