2

Человек и Лошадь

Интервью с Валерием Чубаром о конных походах

Ногу в стремя – и вновь в седле.

Ну-ка, Аист, не подведи!

Позади у нас сотни верст,

сотни верст у нас впереди.

Под копыта легли поля,

в гриву золото вплел рассвет.

Как во сне, мы пройдем в веках

по дорогам, которых нет.

Валерий Чубар

Валерий Чубар работает на радио “Поморье”, пишет стихотворения, романы и повести. Он занимается конным спортом и раньше устраивал недельные походы на лошадях по Архангельской области. “Лошадь – это целый мир, целая необъятная вселенная, в нескольких словах выразить сложно”, говорит Валерий Николаевич.

ПРЕДИСЛОВИЕ

В прошлом году было 30 лет, как я в первый раз сел на лошадь. Это было в июне 1986 года.

Тогда всем известный художественный руководитель молодежного театра Виктор Петрович Панов замыслил творческо-патриотическую акцию – агитационный поход «Эскадрон памяти» в форме бойцов Гражданской войны, с винтовками, революционными песнями и стихами по Архангельской области. Архангельский комсомол помог с организацией: самое крупное северное в Советском Союзе конное хозяйство, которое находилось в Вельске, выделило нам пятнадцать лошадей. По нашим планам, это были гастроли на три недели, мы должны были с концертами пройти от Вельска до Архангельска на лошадях – 530 километров.

Только сейчас я понимаю: пройти такое расстояние людям, не обученным верховой езде, просто нереально. Через пару переходов с нашими концертами мы заблудились, у нас было два проводника, но мы хотели срезать и оказались ночью в лесу.

Этот переход я запомнил надолго: мы измучились сами, измучили лошадей, от усталости не то, что люди, лошади падали на землю. По счастливой случайности, на звук паромной переправы мы вышли к хутору, а затем – на главную дорогу.

Директор конюшни Анатолий Васильевич Церковников посмотрел на все это и забрал у нас лошадей: чтобы мы их не угробили и себя не угробили. Дальше наши гастроли продолжились на “камазе”: мы ведь не могли откладывать их, нас ждали в Шенкурском, в Холмогорском районах. Михаил Попов позже написал об этом книгу.

В то время существовала такая акция – посылать людей из города в помощь селу, в это же лето отправили и меня в Красноборский район, в село Телегово. Там меня определили пастухом, и вот целый месяц я провел в седле, слезал только поспать. Как вернулся в Архангельск, пошел в конюшню при нашем цирке. Это была первая конная школа в городе – место, где учили верховой езде.

В 90-е годы я участвовал в ролевых фестивалях в Котласе – это полигонная игра, в лесу разбивают лагерь и отыгрывают какой-либо сюжет 10-12 века. От таких игр остается много хороших впечатлений. Я тогда уже хорошо умел ездить верхом, а лошадей в игре не было, и тогда я договорился об аренде трех лошадей. Их хватало, чтобы включиться в игру и потом использовать, как гонцов и курьеров вне игры.

В начале 90-х годов образовался конный клуб на Краснофлотском острове, и я туда ездил два раза в неделю несколько лет подряд заниматься. Сейчас в течение всего года, чтобы не потерять форму, я стараюсь хотя бы раз в неделю ездить верхом.

ТРЕНИРОВКА

Конный туризм – это вид спорта, разновидность спортивного туризма. Например, конная прогулка – один-два дня, конный поход начинается с пяти дней, от ста километров, с преодолением препятствий и конный пробег – большие расстояния и скорости. Мои конные походы не попали ни в бизнес-категорию, когда за большие деньги – большие расстояния, ни в легкую категорию, когда обычные прогулки – на несколько дней.

На Краснофлотском острове проходят соревнования по ТРЕКу. ТРЕК – это новый вид конного спорта, аббревиатура от французского «Technique de randonee equestre de competition», «Техника конных походов в условиях соревнований». Это были пятые по счету соревнования, основанные на элементах конного туризма. Там три вида соревнований, три номинации: первый – контроль аллюра, всадник показывает, что может ездить на лошади с разной скоростью. Вторая номинация – короткая дистанция, умение преодолевать походные препятствия, примерно двенадцать препятствий, таких, как упавшее дерево, брод, низкие ветки, змейка, лабиринт, умение лошади разворачиваться на узком пятачке, калитка. Подобные препятствия могут встретиться в конном походе. Третий вид номинации – умение ориентироваться на местности на длинной дистанции, у тебя есть карта, по острову разбросаны десять контрольных точек, надо пройти через все пункты и уложиться по времени. Такие соревнования занимают два дня и я помогаю их организовывать.

ПОХОД

И вот все камешки сложились, и мне пришло желание создать конные походы. Это еще тогда от Виктора Петровича Панова мне “тараканы” в голову засели. Первый поход я затеял в конце 90-х, мы взяли пять архангельских лошадей и планировали пройти от Архангельска аж до Верхней Тоймы, до деревни Пучега – 400 километров. Со мной пошли опытные конники, я думал: все будет отлично. Я хотел повторить то, что не удалось тогда в Вельске.

Первый поход не получился: мы вернулись через два дня по совершенно банальной причине: я не учел, что планировать поход на карте, особенно в наших северных условиях, невозможно. У нас везде болота, леса или Белое море и идти особо некуда, только вдоль Северной Двины строго на юг, именно это направление я и выбрал.

Я не учел, что у реки есть притоки, на втором переходе мы уткнулись в реку Курья, у которой в апреле разбирают мост. Переплыть реку невозможно, на карте мост был, а в реальности моста нет: что делать? Нам пришлось повернуть обратно.

Я получил урок: в следующий год образовал новый поход и лошадей взял не в Архангельске, а в Кехте, в 15 километрах от Новодвинска. И тогда решили пойти в начале сентября – ранняя осень, удобное время, комаров уже мало и трава еще есть, чтоб лошади паслись. Тогда мы прошли до Сийских озер – 150 километров, но тут мы попали под холодный сентябрьский проливной дождь и двое суток мы мокли, у нас две лошади заболели.

Люди выдержали, а лошади заболели. И это был второй жестокий урок: надо думать о здоровье лошадей, а не только о своем.

И только третий  поход я могу назвать полностью удачным: мы вышли из Кехты и дошли до Емецка, без потерь, заминок и приключений.

Постепенно опыт набирался и вот третий поход удался, это потому, что я понял: походы  надо организовывать не по карте, а в живую, я на машине проезжал и смотрел путь и все места стоянок.

ФАКТЫ

Пройдя через все трудности, я начал организовывать конные походы. Ходили обычно в конце июня-в начале июля, когда посевные работы закончены, и в это время лошади были свободны от работы, примерно с 20 июня по 10 июля.

В 2001-2002 начал развиваться интернет: о моих походах писали, мне поступали звонки, люди приезжали, чтобы побыть в диких условиях, и они их получали, сполна.

Недели человеку хватает, чтобы получить дозу адреналина, море впечатлений, устать. Конные походы – это физически тяжело и оптимальный срок – неделя. Первый день идти легко и интересно, на второй день все начинает болеть, становиться тяжело, начинает сказываться усталость.

Третий день – пиковый, в этот день очень тяжело, ты готов все бросить и уехать, были случаи, когда люди падали от усталости, но ни разу не было такого, что человек все бросил и уехал из похода.

На четвертый день открывается второе дыхание, приспосабливаешься к походному ритму, к жизни на природе, к другой пищи, другому режиму дня, к комарам и оводам, к ночным дежурствам. В пятый день чувствуешь, что совсем вписался в этот ритм, любуешься красотами природы, едешь и наслаждаешься, так же и на шестой день все легко, забываешь об усталости, а вот на седьмой день накапливается физическая усталость и поэтому неделя – самый разумный период.

За все десять лет конных походов была единственная травма: две лошади подрались, девушка в этот момент упала и сломала руку, но она потом продолжила поход, ей предложили вернуться, но она не захотела и держала поводья одной рукой.

Переходы делали по 20-30-40 километров, назад шла уже другая группа. Обычно в поход ходили по пять-шесть человек. Самый большой отряд был 10 человек. Чем больше группа, тем дешевле обходился поход, ведь такие походы – удовольствие не из дешевых. Все расходы: на машину, лошадей, еду и медикаменты – раскидываются на всех. Есть люди, которые ходили со мной несколько раз, всего походов было больше десятка.

Я не брал в походы тех, кто ездить не умеет, потому что неопытные всадники не выдержали бы такого. Для тех, кто из Архангельска и не умел управлять лошадью, с апреля я проводил учебу. Чтобы человек смог выдержать недельный поход, я готовил его около трех месяцев.

С нами в поход ходила женщина 65 лет, из Новодвинска, она упорно училась ездить верхом, ей было тяжело, но она дошла и это – поступок.

В Кехте невыгодно было давать лошадей для наших конных походов и в какой-то момент они отказались. Я искал другие конюшни, несколько лет брал лошадей в Новодвинске, там есть хороший конный клуб «Чародей», он существует и сейчас. Последние разы брал лошадей в Повракуле, там образовалась конюшня у Розы Борисовны Захаровой. Я с ней встретился случайно на выставке. Конный клуб назывался «Мезенка», потому что там были лошади мезенской породы, идеальные для таких походов: они невысокие и крепкие, у них хорошие ноги, лошади с густой шерстью, ничего не бояться и с людьми хорошо “контачат”. Там же у меня появился любимчик – Верный конь, ему было три года, сейчас уже тринадцать. Это были последние наши походы в 2010-2012 годах. Ходили бы и дальше, если бы конный клуб не переехал в Устьянский район.

Лошадь – это целый мир, целая необъятная вселенная, в нескольких словах выразить сложно. Чтобы понять лошадь, понять, почему уставший человек думает в первую очередь о себе, а уставший конник – о лошади, нужно прожить с лошадью.

Походных лошадей не стало и походов не стало. Я бы с удовольствием устроил еще один конный поход для компании активных людей на три, пять или десять дней летом. Стоит недешево, но это реально и того стоит.

Одинокий костер в ночи,

в предрассветный бездонный час…

Отдыхают сейчас мечи,

отдыхают кони сейчас.

Улеглась на траву Айва.

Аист глаз тревожно скосил.

Спите, кони и люди. Вам

набираться на завтра сил.

Спите, кони и люди. Ночь-

передышка для ног и спин.

Отгоняя тревоги прочь,

одинокий костер не спит.

Принеси еще сушняка,

накорми бессонный огонь.

Влажно дышит во тьме река,

а за ней слышен волчий вой.

Прикоснись к острию меча –

завтра снова сражаться нам.

Посмотри – луну сгоряча

разрубили напополам.

Умирая в этих  полях,

новых истин нам не открыть.

Все по-прежнему. Ждет земля

тех, кто явиться с жаждой жить.

Все по-прежнему. Жизнь есть жизнь,

кровь есть кровь, и цвет ее ал.

У огня, в тепле, не ложись,

позабудь про то, что устал.

Пусть друзья отдохнут. Сейчас

им тревожится нет причин…

Предрассветный бездонный час.

Одинокий костер в ночи.

Валерий Чубар

Катерина Смирнова, студентка 2 курса направления Журналистика

Добавить комментарий