скрин 8

Подход learning by doing на занятиях у журналистов

хочешь быть журналистом — будь им

Изучение истории зарубежной журналистики может и должно быть практико-ориентированным, что и доказали студенты 1 и 2 курсов кафедры журналистики, рекламы и связей с общественностью САФУ им. М.В. Ломоносова. На протяжении семестра первокурсники в командах и второкурсники индивидуально работали над оригинальными мультимедийными проектами о зарубежных журналистах.

Каждый из проектов — самостоятельное и готовое профессиональное журналистское произведение, достойное публикации.

Тема цифровых проектов первокурсников была «Как работали первые журналисты». Студенты рассказали про Джонатана Свифта, Ричарда Стиля, Бенджамина Франклина и Джозефа Аддисона. Рисовали инфографику, писали памфлет и эссе.

Джонатан Свифт: Как читать «Битву книг»:

«Сатира — род зеркала, в котором каждый, кто глядит в него, обычно обнаруживает лица всех, кроме своего собственного»

Человек с купюры: История эмигранта, ставшего одним из самых знаменитых людей в истории Америки и всего мира:

«Праздность — как ржавчина, она разъедает человека скорее, чем усталость от работы» (Бенджамин Франклин)

Ричард Стиль, или стиль Ричарда:

«Меч и огонь менее разрушительны, чем болтливый язык» (Ричард Стиль)

Учимся писать как Джонатан Свифт: Создаём памфлет в стиле Джонатана Свифта: «Попробовать себя в роли памфлетистов может каждый. Надо лишь знать, о чём писать. Так как основная цель любого памфлета — высмеивание пороков, то для его написания следует взять какую-либо актуальную проблему современного общества. Однако, чтобы прочувствовать все тонкости данного жанра публицистики, для создания собственного памфлета мы взяли иную тематику, далёкую от политики и социально-злободневных проблем».

«Фригольдер«: «Кто же единственный кандидат в Литераторы, кто претендует быть духовным вождем нации, кто тот писатель, для которого литература — не выгодная профессия, средство к карьере, приятное развлечение, не наслаждение холодной — формальной стороны творчества, а способ борьбы за мировоззрение, могучее средство оздоровления своей страны, своей эпохи? Такой был: и в признании современников, и в оценке потомства. Звали его Джозеф Аддисон…»

Второкурсники делали проекты на тему »Один день из жизни зарубежного журналиста XX века». Самостоятельно студенты освоили tilda, sway, shorthand, wix, atavist — бесплатные платформы для верстки лонгридов. У всех получились разные по концепции, содержанию и даже по форме тексты. Стильные, стихотворные, прозаические, лиричные, простые и лаконичные, по-настоящему мультимедийные и оригинальные, в стиле «нового журнализма».

Фотокарточки Джина и Глории Сосин Анны Чертовой: «С какой вероятностью человеку, живущему в Америке, придет в голову изучать СССР? Их язык совершенно отличается от моего родного — американского.

Как я пришла к мысли о том, что мне хочется узнать эту страну поближе?

Я совсем и не помню ответ на этот вопрос. Но если бы я не поступила на Факультет славянских языков, то никогда бы не встретила человека, который стал моей главной ценностью в жизни — Джина Сосина».

Джоан Дидион. Одна жизнь вечной души Валерии Богатырёвой: «В то время, как многие представители нового журнализма раскрывали нравственные и классовые проблемы общества через призму людских слабостей и низших потребностей, использовали неординарную пунктуацию и ломаный язык, Джоан Дидион с помощью своих откровенных очерков и эссе старалась передать всю суть психологии человека, проявлений его душевных порывов».

Он закончил свои «Репортажи», а они его — нет…Один день из жизни Майкла Герра Карины Заболотной: »Понедельник. Призрачное небо хмурится с утра. Вчера был жутко кровавый закат, над горизонтом будто разверзлась бочка с пурпурно-красным месивом. Сегодня — призрачная прозрачно-грязная пелена и клочки таких же грязных рваных облаков. Майкл уже видел такое. 

В 1968 году. В долине Ладранг. Был красный закат, горизонта не было видно, потому что все было одного цвета. Красного». 

Трумен Капоте. От книги до вечеринки Георгия Брагина: «28 ноября 1966 год. Бал. Большое событие. В The New Yorker опубликован новаторский роман-репортаж Трумена Капоте «Хладнокровное убийство». Издательство Random House купило права на издание книги, а студия Columbia Pictures — на экранизацию. Над романом Капоте работал более шести лет. Заработав шесть миллионов, он решил закатить грандиозную из всех когда-либо проводившихся в XX веке вечеринок. Бал объявлен в честь самой влиятельной женщины в Нью-Йорке — Кейт Грэхем, владелицы газеты The Washington Post».

Непростой день журналиста Гэя Тализа Анны Лоскутовой: «Это был обычный июльский день 1973-го. Но для нашего героя он оказался одним из самых необычных, самых тяжёлых, самых изнуряющих. Гэй Тализ проснулся в семь утра в той же кровати, на том же третьем этаже, в том же четырехэтажном особняке на Ист-Сайде Манхэттена, куда он переехал в 1958 году»

Том Вулф. Один день из жизни пионера «новой журналистики» Анны Жуковой: «Романы будут оставаться достойным, но непопулярным чтением до тех пор, пока их авторы не выйдут за пределы собственного уютного быта, не покинут свои приятные кабинеты, загроможденные от пола до потолка книжными полками — нищенский вариант Прустовской комнаты, отделанной пробкой, — и не станут делать то, что делали великие писатели прошлого» (Том Вулф).

Дэвид Халберстам Натальи Сорокоумовой:

Один из лучших журналистов,

Закончив Гарвардский университет,

В роли репортёра-активиста

Работал в лучшей из Нью-Йоркских газет.

Заслуг до этого немало

В карьере было у него:

Расследования проводил на славу,

Хоть было это нелегко.

Рудольф Аугштайн Ольги Водянниковой:

«Его, скорее, можно назвать пишущим политиком, нежели политическим журналистом» (президент ФРГ Йоханес Рау)

Наталья Авдонина

Добавить комментарий