A&V48

Интервью с Алексом Некто – победителем Международного кинофестиваля стран Арктики «Arctic Open» в номинации «Игровое короткометражное кино».

Не оттого, что «скучно живу», решил  принять участие в марафоне короткометражного игрового кино молодого кинофестиваля «Arctic Open».

Просмотр представленных на кинофестиваль короткометражных фильмов на площадке   САФУ  обычно  завершался их обсуждением или полным молчанием. Так было и после   показа  кинокартины «Не для речки». Зрителям, находившимся под гипнозом зацепившего их сюжета,  в котором значительную роль играла как актриса и «Северная Двина» — просто не хотелось ничего говорить.

Талант создателя пробуждает  талант зрителя, заставляет  играть на потаенных струнах его души  порой грустные неизвестные ранее   мелодии,      которые  обычно слушаются молча.

В  анонсе   фестиваля упоминалась русско-грузинская картина о волшебном вине, привлекающая  к себе  внимание  своим  необычным  названием  «Анна и Вано. Ванна и вино».

Простой житейский сюжет о сыне грузинского винодела Вано, великовозрастном балбесе, звезд с неба не хватающего, снимающего «угол» у молодой столичной женщины Анны и попавшего из-за возникших долгов в тяжелую жизненную ситуацию и под пресс московских коллекторов.

Для возможности рассчитаться со своими кредиторами забывший свои корни Вано вынужден вспомнить технологии грузинского виноделия и в домашних условиях в ванной наладить выпуск божественного вина, от которого будут сходить с ума все его вкусившие.

После просмотра кинокартины скупые на эмоции и похвалы архангелогородцы и англоязычные гости нашего города тепло отозвались о работе молодого сценариста и режиссера, выступающего под творческим псевдонимом Алекс Некто, и просто завалили создателя фильма — своими вопросами…

Не удержался   от искушения и я – рядовой архангельский  блогер Фима Центурион.

Алекс, первый вопрос — о названии  фильма. Как оно родилось? 

- Как-то раз мы решили организовать производство алкоголя в домашних условиях. Потому что друзья к нам приходят часто, а качественный алкоголь в Москве довольно дорогой. А не качественный зачем же с друзьями пить? Долго бились над загадками технологий, вычитанными в интернете. Иногда получалось вкусно, а иногда совсем наоборот. И заметили одну  «странность» — вкус алкоголя зависит от настроения, в котором мы находимся при его выгонке. Начали сопровождать процесс музыкой, просмотром хороших фильмов – и получили совершенно потрясающий результат. Как-то сразу родился сюжет – что если Герой фильма вынужден (в силу обстоятельств) делать на съемной квартире вино на продажу? А хозяйка квартиры будет категорически против и начнет ему мешать. Тут же  замаячили слова – «Вано – вино». И буквально через секунду, откуда-то сверху пришло название всего фильма «Анна и Вано. Ванна и вино». Конечно,  сразу стали вырисовываться главные герои – Анна и Вано. И пошло-поехало. Структура сценария родилась фактически за ночь. Правда, потом еще долго, несколько месяцев оттачивал его.

 

Смогли бы Вы   обозначить содержание  фильма одним ключевым словом?

Да, конечно. Это «любовь»!

С каким  бюджетом Вы  начинала снимать фильм? 

Изначально  рассчитывали на 300 тыс. руб.   Но все-таки не уложились – пришлось добавлять еще 120. Экономили на всем, на чем могли. И конечно тонну винограда для производства вина, о которой идет речь в фильме, мы не покупали — обошлись центнером. После съемок ели его всей бригадой.

Каких эмоций вы ожидали от зрителей? Какова роль смеха в зале, за который вы благодарили зрителей? 

- Я был искренне удивлен тому душевному теплу архангельских зрителей, которое мы почувствовали с первого же просмотра. Богемные аплодисменты москвичей значительно отличаются от живой эмоциональной реакции зрителей Поморья

Героиня фильма Анна нетрадиционно держит музыкальный инструмент в руках. Это киноляп?

- Нет, она левша, поэтому гриф гитары держит не в левой, а в правой руке. Это, кстати, личная гитара актрисы. Она у нас еще и автор-исполнитель. Очень талантливый.

После просмотра меня не покидает состояние «déjà vu» (мы где то это уже видели). В итальянской комедии «Бархатные ручки» для создания бронированного стекла используется слюна героя фильма, а в Вашем фильме для придания вину чудесных свойств — слеза героини кинокартины. В фильме «Парфюмер» Зюскинда — от аромата духов, созданных его героем, возникает всеобщее безумие. Здесь же роль духов играет виноЧто это – «перепевы» или случайное совпадение?

- На самом деле есть множество сюжетов, в основе которых лежит некое «волшебство», доступное только главному герою. У нас в мастерской это называлось «Эффект волшебной палочки». Не так важно, что конкретно работает это «палочкой» — уникальный нюх, вино, «избранность», золотая рыбка, супер-сила и т.д. Главное — как этим материалом распорядится сценарист. В качестве примера могу привести замечательный триллер «Области тьмы» — там герой, принимая «волшебную» таблетку, резко разгонял свой IQ. Так что это ни в коем случай не плагиат, а, если хотите, один из основных сценарных трендов.

Помните у Чехова:   «Если в начале пьесы на стене висит ружье, то  к концу пьесы  оно должно выстрелить». 

В вашей кинокартине  имеется колоритный неодушевленный  персонаж — Динозавр, подобный задействованному   в «Парке юрского периода» режиссера Стивена Спилберга.

Жаль, что  он так и не «выстрелил». А какое  же назначение все же  ему предопределялось?

- Говорят (но проверить мы не можем), что динозавр не просто «подобный задействованному в «Парке юрского периода», а реальный реквизит из этого фильма, случайно попавший в Москву после съемок… Кстати, у нас в кадре он не один — а два. На самом деле у динозавров была такая же функция, как и унитазов — быстро (в короткометражке нет времени на разгон) экспонировать главного героя и быть поводом для пары реприз. Видимо (раз такие вопросы возникают), мы не учли, что динозавры гораздо ярче, чем унитазы, и тянут на отдельную роль — надо было им ее придумать. Если у нас все-таки удастся с полным метром нашей истории (а такие мысли есть) — то там постараемся развернуть тему.

Кстати, с динозаврами произошла забавная история.  Привозим мы их в подъезд (сцена с ними снималась в локации в обычной городской квартире), а они категорически не пролезают в лифт. Нести их по лестнице не вариант — слишком тяжелые. Разобрать на части не получается. Пока грузчики думали, мучились и матерились, наш продюсер Мария  что-то прошептала динозаврам на ушко, после чего они каким-то необъяснимым чудом поместились в лифт.

Какие профессиональные ориентиры вы ставите перед собой?

- Вот хотелось бы сказать, что ориентир — снимать только то, к чему лежит душа. Но так может быть только в том случае, если зарабатывать деньги каким-то другим путем, не кино. С другой стороны наш Мастер во ВГИКе — Фенченко Владимир Алексеевич — это такой нравственный ориентир, что проучившись у него в мастерской, снимать «лажово» или просто ради денег — просто невозможно.

В общем, если коротко — ориентир такой — не халтурить.

А если говорить о том, на каких художников-режиссеров хочется ориентироваться… То назову Отара Давидовича Иоселиани. Фрагменты его фильма «Листопад», снятый в 1966 году, вошли в нашу короткометражку (с его позволения, конечно же). Ни один из его фильмов — а у него очень сложная творческая судьба — нельзя назвать халтурным!

В  вашем фильме    герои-москвичи  вообще не  совсем такие, какими жители Поморья   привыкли их видеть.

Вот просыпается утром среднестатистический  житель северного депрессивного  региона, о котором  никогда  не напишут в глянцевых журналах,   издаваемых, как правило, для кухонных генералов   диванных войск  медленного реагирования — за окном темно и лютый мороз, о солнце приходится забыть до весны и,  оставаясь один на один со своими проблемами, заставляет себя идти на не всегда интересную, но с трудом  полученную  работу. А жизнь коротка… И продолжатся  поиск  смысла жизни. И  став жертвой  обстоятельств,  тянется он из реальной жизни в виртуальное пространство, в котором все легко и понятно, желая  увидеть и услышать знаки, которые ему подаются героями игрового кино, получить внутренний посыл к чему-то доброму, поучительному, вселяющему  надежду и веру в  лучшее, придающий  силы идти вперед, помогающий выжить и жизненной рутине.

Какие чувства    вы  могли бы  пробудить  в  таком зрителе своими новыми  фильмами?

- Знаете, я отвечу на этот вопрос словами основной музыкальной композиции из нашего фильма — это песня замечательной грузинской группы «Мгзавреби» (примечательно: стало ясно, что это песня на 100% подходит по духу фильму еще на этапе сценария). Слова такие: «Потому что я верю в чудеса…»

Понятно, что Герой нашего фильма — этакий «лучистый раздолбай», который относится к жизни и наваливающимся проблемам легкомысленно и играючи, он знает, что как бы ни зажимало — все равно потом все обязательно будет хорошо, просто потому, что он хороший человек. Я не скажу, что это рецепт правильной жизни, но что этот подход может помочь пережить время, в которое, как Вы говорите, нужно забыть о Солнце (кстати, в Москве Солнца так же долго не видно, как и в Архангельске) — это точно.

Вопрос о солнце –   довольно философский и объемный.

Я знаю, что и в Москве   есть люди, у которых нет места под солнцем.

- Думаю, их процент даже больше, чем в Архангельске — все-таки Столица более жестокая в социальном плане. А еще в Москве много людей, занимающих не свое место под солнцем.

При конкурном просмотре вашего фильма недалеко от меня сидела слепая девушка, и ее проводник тихо рассказывал ей о том, что  он видит на экране.

Она вообще никогда не видела солнца, но чувствует острую потребность, чтобы   оно светило в ее душе. И таким «кинозрителям»-фанатам  можно помочь. К примеру, добавить в фильме  синхронную звуковую дорожку, на которой записано все то, что происходит на экране и передавать  звук через систему  беспроводной связи блютуз. 

Возможно ли это сейчас на деле —  технически создавать такие версии фильмов  для  людей с ограниченными возможностями здоровья?

- Интересно было бы послушать впечатления этой девушки! У Вас нет возможности с ней связаться?

Отвечу — видел ее впервые. Впечатления? В  перерыве после просмотра «Анна и Вано…»  она сидела и негромко  напевала  мелодию из Вашего  фильма… Полагаю, этим все сказано.

(Алекс:) Несколько лет назад мне довелось в Питере быть в одном учебном заведении (кажется, это было одного из многочисленных подразделений Эрмитажа), где были специально оборудованные классы для незрячих по… археологии! Там потрясающие разработки, основанные на тактильном восприятии ископаемых. Так что кто знает — может быть и для такого альтернативного понимания кино что-то будет придумано. Надеюсь!

Чувствовали  ли  Вы  в Архангельске близость Арктики?

- Честно говоря нет — потому что слишком мало были здесь.   Три дня — это ничтожно. Хочется приехать еще — и на подольше!  Да еще и с погодой — не знаю уж, повезло или нет — но было примерно, как в Москве.

Вообще, удивительно, на юг 1000 км проедешь — совсем в другом климате оказываешься, а  на Север — как у себя дома… Не знаю, мне кажется, мы (не скажу про всю Москву) — все-таки такие же Северяне.

 Может ли   короткометражное игровое  кино  стать  драйвером       освоения российской Арктики? 

- Вот тут совсем не ориентируюсь… Я верю в то, что кино — это язык, доступный практически всем. Вопрос в том, как этот язык использовать. То, что оно (кино) может вести за собой массы — никаких сомнений нет. Дальше все зависит от руководителей.

 Есть ли в ваших  планах кинокартина  о работе  и жизни  в условиях      Арктики  и ее  близлежащих территориях?

- До поездки в Архангельск никогда об этом не думал. Но на самом деле меня очень впечатлили прежде всего люди, которые здесь живут и работают. Откровенно говоря, многое здесь в человеческом плане выгодно отличается от столиц (обоих). Поэтому — а почему бы и нет? Творческая колея странная — все может быть.

На минувшем кинофестивале «Берегиня» в Архангельске норвежский режиссер Эрик Кнут Йенсен признался мне, что он  очень тщательно отбирает не только музыку к фильму, но и созвучно сценарию   звучащие в оркестре  инструменты, чем добивается особого восприятия фильма кинозрителями.   

Какую роль в фильме вы отводите  музыкальному сопровождению?  

- «Анна и Вано. Ванна и вино» — весьма  музыкальный фильм. У нас на 28 минут хронометража звучит более 5 композиций, две из которых написаны специально для нашей киноработы. Я уже говорил, что «Потому что я верю в чудеса» группы «Мгзавреби» — это фактически лейтмотив всей картины. А есть еще и потрясающая  «Сакартвело» Вахтанга Каландадзе, исполненная одним только голосом. Под эту песню Вано давит виноград и уносится душой в родную Грузию. Почитав сценарий, Вахтанг сразу разрешил нам использовать свою композицию — ведь она буквально специально создана для этого эпизода (Сакартвело — древнее исконное название Грузии). Песню «Сволочь», которую исполняет главная героиня, написала сама актриса — невероятная Арника Алури. Именно услышав как-то раз в одном клубе, как она ее исполняет, я понял, что нашел исполнительницу главной роли.

А вот «Заздравная» Верди из «Травиаты»  появилась далеко не сразу. Сначала в этом фрагменте стояла «Волшебная флейта» Моцарта. По ритму и настроению Моцарт мне здесь очень нравился. Но мой Мастер буквально настоял на Верди — он фактически грозился перестать со мной разговаривать в случае моего отказа. Я попробовал на монтаже подставить под видеоряд «Заздравную» и понял, что Мастер, как обычно прав, а мне еще нужно учиться и учиться.

В   публикациях  критиков проскальзывает  сомнение – не являетесь ли Вы родственником шокирующего    своим   жанровым разнообразием кинорежиссера-сценариста,  работающего под творческим псевдонимом Жора Крыжовников.  Любопытная ассоциация, при которой находится тематическое родство. Есть ли у Вас на это счет  пояснения?

- Я думаю, это все-таки была шутка. Нет, мы с Жорой не родственники и даже не знакомы. Честно говоря, Жорин юмор все-таки немного жестковат на мой вкус. Хотя его короткометражки — это, конечно, шедевры.

 А  можно ли вообще  фильмы называть работой? И есть ли в кино грань между творчеством  и ремеслом?

- С одной стороны сразу вспоминаются слова Конфуция: «Найди себе работу по душе, и тебе никогда не придется работать». А еще — рассказ нашего ВГИКовского  Мастера по актерскому мастерству — Юрия Борисовича Ильяшевского про то, как он работал в жизни один единственный день, когда в обездоленные 90-е друзья устроили его на телек на более-менее приличную ставку. Побывав там одну смену, он понял, что настолько тоскует по призванию (а он педагог от Бога!), что лучше будет голодать, но не сможет обойтись без своих студентов. С другой стороны — кино это всегда командная история. Один человек не может сделать фильм. И многие незаменимые люди в команде — например, осветители, дольщики, администраторы, костюмеры, помощники всех цехов — для них, безусловно, это работа. Причем довольно тяжелая…

Есть ли у вас  силы  вдохновлять других?

- Я на это очень надеюсь… Знаете, если режиссер не вдохновляет других членов своей команды — то ничего не получится… Мне приходилось снимать и довольно высокобюджетные клипы, и совсем «нищебродские» короткометражки — но от меня никто никогда не уходил. Надеюсь, и зритель это чувствует. Судя по тому, что говорили люди в Архангельске — да, чувствуют. И значит, все это не зря (если бы вы знали, что стоит за этим «не зря»).

Намерены ли Вы продолжить работу над фильмом и снимать его продолжение?

- Фильм понравился зрителям, и у меня есть планы по его продолжению в формате полного метра. Есть даже уже разработанных два разных синопсиса – в котором судьбы героев поворачиваются совершенно по-разному. Причем в одном из них – довольно драматично, если не сказать трагично. Но, так или иначе, это все равно будет жизнеутверждающая комедия.

Авторитетное жюри признало Алекса победителем фестиваля  в номинации игровое короткометражное кино… Фестиваль закрыт, разъехались его  участники…

Наверное сейчас Алекс  спешит по делам  где-нибудь в районе  Садового кольца, а я встречаюсь   с депрессивной и довольно печальной жизнью северной  глубинки,  где  обладатели таинственной души ведут  неприхотливую,   подчас   суровую  жизнь, с которой  они свыклись, которую они, в принципе, не очень хотят менять.

Но «кое-что и некто» — все же  создает впечатление какого-то просвета, какой-то надежды, возбуждает чувство ответственности за свою жизнь

Дальнейших творческих удач тебе,   Алекс  Некто!

 

Фима Центурион