Utvw6TqTrYU

Пальцем в глобус

«Не надо бояться уехать в другой город, можно себя в другом городе найти», - история о том, как практика в другом городе помогает в поисках себя

О том, как пройти практику в чужом городе и при этом найти себя, рассказывает Наталья Рюмина, выпускница САФУ, журналист вологодского сетевого издания http://newsvo.ru.

Для Натальи Архангельск никогда не был родным городом. Она родилась и выросла в Лешуконском районе и изначально не хотела жить в Архангельске. Но поступила в ВУЗ, отучилась и переехала в Вологду. Как говорит сама Наталья, в Архангельске не было изданий, где бы ей хотелось свободно работать.

Я проходила практику в разных изданиях Архангельской области, но разочаровалась в журналистике, уходила из университета два раза. Потом восстановилась и поняла, что надо съездить в другой регион, посмотреть, как там устроена журналистика.

Меня Архангельск не держал, я его не любила. Он очень грязный, холодный, и у меня там жизнь не складывалась.

Это город очень сложный для проживания: там низкие зарплаты, при этом очень высокая арендная плата жилья. Наверное, из-за этого я решила попробовать себя в другом месте. Не думала, что останусь в Вологде. В планах у меня было третью практику пройти ещё в другом городе, но так сложились обстоятельства, что я снова в Вологду поехала. В плане соотношения денег, затраченных на покупку жилья или на аренду жилья, и зарплаты, здесь лучше. Сейчас, после кризиса, может, стало потяжелее, зарплаты перестали расти, но всё равно легче.

Счастливая случайность

Расскажу историю, как я попала в вологодскую газету “Премьер”. У нас было собрание по практике. Я тогда закончила третий курс. Я сидела и понимала, что если останусь в Архангельске, снова уйду из университета. И когда дошла очередь до меня, я сказала “Вологда” абсолютно случайно, просто недавно переписывались со знакомым и он мне сказал, что это хороший город. Там я не была ни разу. Прибежала домой, стала искать в «Яндексе» самые читаемые газеты Вологды и вышла на “Премьер” . Так я решила проходить практику в “Премьере”, где потом и работала. Это как пальцем на глобус.

“Премьер” поставила перед фактом, что к ним приезжаю. У меня уже даже билеты в Вологду были куплены, когда я их спрашивала, можно ли приеду. Знакомый меня встретил на вокзале, я сумки к нему закинула, пошла к риэлторам, нашла жильё в общежитии местного университета. Просто так получилось всё хорошо: хороший риэлтор мне попался, который понял, что я студентка.

По дороге в редакцию встретила мальчика, который играл на трубочке. Я спросила его, почему он здесь сидит, он ответил, что автостопер. Я взяла у него номер телефона и пришла в газету уже с темой. Сказала: «Так и так, встретила такого». Конечно: “Вау, молодец”. Только приехала в другой город, а уже тему нашла. Это был мой первый материал.

Ожидания и реальность

У меня не было ожиданий, я хотела просто посмотреть, как в других регионах строится журналистика. Везде ли так, как в Архангельске? Это был эксперимент. Мне было очень страшно. Но дело в том, что здесь я нашла подтверждение своих ожиданий о профессии журналиста. Я, когда пришла в “Премьер”, увидела профессионалов, и сейчас это мои хорошие друзья.

Первое время удивлялась тому, как они работают, проводят планёрки, ищут темы, проводят расследования. Это было то, о чём рассказывают в университете, но чего я не видела ранее на практике.

Казалось, что мне никогда до их уровня не дотянуть. Но, видимо, дотянула, потому что меня недавно снова туда звали работать.

Я сразу почувствовала в “Премьере”, что со мной тут никто нянчиться не будет, но мой первый руководитель практики мне помогала. Меня пригласили сюда и на вторую практику.

У меня правились материалы. Я плакала. Потому что в “Правде Севера” у меня вообще ничего не правилось до этого. Пишу и пишу. Написала про то, как парашютисты прыгают, и хорошо. А здесь у меня просто брали материал и говорили: “Это не так”, “Это переделать”, “Мы не областная газета, не вестник администрации, где все няшечки».

У меня безбожно переделывались материалы. Я очень долго над ними работала, но, по крайней мере, получила свободу.  

Меня учили, как правильно приходить в департамент, разговаривать по телефону. И я захотела здесь работать. В первую практику мне платили. На второй практике у меня уже был другой руководитель. Мне сказали: “Приезжай на работу, если хочешь. Ничего не обещаем, но приезжай”. Я защитила диплом, ребёнку у меня было восемь месяцев, я прямо с ним поехала работать. Считала, что ребёнок должен жить с мамой.

У нас очень хороший редактор — Роман Леонидович. Позвонила ему, сказала: «Можно ли я приеду к вам работать с ребёнком?» Он меня спросил: “Ты справишься?” Я сказала: “Справлюсь”. Взяла сына, уехала в Вологду. Год я работала просто на дому. Снимала жильё, было пособие небольшое. Писала максимум 1-2 статьи в неделю, не особо серьёзные, но это был просто опыт. На самом деле, первые три года журналиста — это налаживание связей.

Никогда не жди от первого года работы большой зарплаты, что кто-то будет на тебя смотреть серьёзно, не жди, что к тебе темы будут падать, — это всё нарабатывается с годами.

Первый год у меня был достаточно тяжёлый. Но я его прошла, устроила ребёнка в садик, сказала Роману Леонидовичу: “Устройте меня официально на работу”. Меня устроили.

Вообще, на вторую практику целенаправленно шла, что должна отработать так, чтобы меня позвали сюда работать. Это была моя цель — работать здесь, моя мечта. Я очень гордилась, и горжусь тем, что я начала именно с этого издания. Потому что если бы я ушла в другое, я бы, может быть, потеряла себя как журналист. Я это понимала. Потому что таких изданий, как “Премьер” мало: печатных, со своей политикой, которые живут и выживают всё ещё.

Вдохновение

Вдохновляла мечта, наверное. Я с шестого класса мечтала [быть журналистом - прим. ред.]. “Премьер” стал моей второй семьёй. Люди мне очень помогали. Я была одна, без всех. Мне были созданы такие условия, что я вообще могла на работе не появляться. Я писала дома, появлялась раз в неделю. Вдохновляли меня журналисты, которых я видела.

Советы

Жильё найти — в первую очередь, а то на улице останетесь. На самом деле, не надо бояться уехать в другой город, можно себя в другом городе найти.

Практика — это такое время, когда надо научиться многому. И ты научишься в два раза большему в другом городе, потому что: у тебя здесь нет знакомых, тебе надо быстро заводить связи, узнавать, чем живёт город и так далее.

В Архангельске работать проще. Во-первых, знакомый город. Во-вторых, знакомые журналисты. Журналисты тоже связи какие-то перекидывают, кафедра помогает.

Я, когда приехала в Вологду, не знала, кто мэром работает, вообще не знала город. Научилась искать темы быстрее, чем все остальные.

Ты научишься быстрее ориентироваться в новом месте. Расширишь кругозор свой. Если потом поедешь на федеральные каналы, у тебя уже будут в Архангельске и в Вологде связи. Лучше знать, что происходит в соседнем регионе. Может, ты
вернёшься работать к себе в Архангельск, но будешь сравнивать с другими регионами и понимать, какие там проблемы есть.

P.S.

Я когда-то беременная делала фильм про Валентина Рассказова, основателя телевидения в Архангельске (я телевизионщик по специализации). Как раз собиралась ехать в Вологду и встретилась с ним случайно на Чумбарово-Лучинского. Он меня спросил: “Наташа, ты куда, на телевидение?” Я сказала: “Нет, я поеду в газету работать в Вологду”. И он мне сказал: “Правильно, успеешь ещё деградировать до телевидения”.

Телевидение, это, конечно, публично, интересно, но у газетчика определённый склад ума должен быть, чтобы работать.

Мы вот сейчас работаем на сайте, я пишу сейчас большие материалы. То есть, не обязательно сейчас в газету идти работать.

Газета помогает углубиться в тему, у тебя есть время её раскрыть, это и есть хорошо.

С микрофоном все могут научиться стоять и делать стендапы и лайфы — это легко. Телевизионщики, как правило, на каналах не делают расследований больших. А с газеты ты всегда можешь перейти работать на сайт.

Автор текста: Наталья Сорокоумова

фотографии предоставлены Натальей Рюминой

Добавить комментарий