со страница Анки в Facebook

История соседа: Как работают фрилансеры в Норвегии

интервью с норвежской журналисткой Анки Герхардсен

со страницы Анки в Facebook

Анки Герхардсен в журналистике с 1995 года. Начинала как фрилансер в самом красивом, по отзывам туристов, месте Норвегии — Люфутен. Анки писала и фотографировала одновременно. Прошла сжатый курс по журналистике специально для тех, кто уже работает в медиа. Через девять лет Анки вместе с коллегой запустили новую газету, обычную, локальную для горожан Люфутена. Газета выходит до сих пор и несмотря на отсутствие интернет-версии — успешна. Газета универсальна — пишет обо всем: регулярные новости, культура, бизнес…

В 2008 году Анки получила степень бакалавра по направлению «Театр и драма», в 2012 — степень магистра «Театральный критик» и снова вернулась к журналистике. Потом четыре года преподавала в Норд университете (г. Будё) и снова стала фрилансером. Анки работает как театральный и медиакритик. Ее критические отзывы о СМИ публикует крупнейшая норвежская газета «Афтенпостен» (Aftenposten), с которой у Анки заключен договор.

Как работают фрилансеры в Норвегии?

Некоторые журналисты в Норвегии заключают договор с медиа и этого им хватает для жизни. Кому-то нужно думать о дополнительном заработке. Если вы хотите работать журналистом в Норвегии, то должны учитывать огромное количество ограничений в связи с дополнительной работой.

Например, журналист не может работать в рекламе или быть связанным с политикой, потому что, предполагается, что журналист должен быть независим и свободен.

Если вы каким-то образом связаны с рекламой или политикой, то редактор может вам прямо сказать: «Это не есть хорошо». Аудитория ведь может подумать, что журналист представляет чьи-то интересы. Можно преподавать. Работая фрилансером, я могу себя обеспечить, но я делаю очень много. У меня есть договор с «Афтенпостен», я пишу театральные рецензии для местных газет, модерирую дебаты по различным темам и получаю зарплату от «Баренц Пресс Интернешнл», когда курирую их проекты.

со страницы Анки в Facebook

Расскажите о проекте «История соседа».

С 2014 года я проводила серию курсов для журналистов по различным темам. Идея была пригласить норвежских журналистов в Россию, а российских в Норвегию. Мы проводили занятия о норвежской службе защиты детей, о Шпицбергене, о современном искусстве. И тогда я подумала: почему бы не сделать проект для молодых журналистов? Я поговорила с журналистами из Норд университета в Будё, сказала, что сама подам заявку, нужно только их согласие отправить норвежских студентов в Россию и принять в ответ российских. Они согласились, так же и в Архангельске сказали «Да». Думаю, мы можем продолжить подобный проект, но для обычных журналистов. Это важно, это путь к международному взаимопониманию.

Буквально вчера я писала колонку на тему: как норвежские медиа представляют Россию.

Один из студентов, который приехал в Архангельск, вообще впервые в Россию, сказал, что для него огромным удивлением было увидеть здесь обычных людей!

Потому что все, что мы знаем о России, — это Путин и большая политика. И ничего не знаем о жизни простых людей. И я написала, что норвежским медиа следует больше рассказывать историй о том, что происходит в России без акцентирования внимания на личности Владимира Путина. Потому что люди начинают мыслить предвзято. Нужно встречаться, учиться друг у друга.

Как вы думаете, будут ли в будущем больше писать о простых людях?

Мне сложно ответить на этот вопрос. Я думаю, что население Финнмарка более заинтересовано в российской тематике, чем жители Осло. Если вы живете в Осло, то Россия от вас очень-очень далеко. Обычно там люди интересуются большой политикой и отношениями между странами. Все озабочены только этим. Россия занимает важное значение в норвежских СМИ только тогда, когда тема касается политики, но не простых людей. Как сделать так, чтобы журналисты писали о них больше? Зависит только от журналистов. Им нужно путешествовать, чтобы видеть и знать больше.

Какую тему вы бы выбрали, если бы получили задание от редактора написать о России?

Я об этом даже не думала.

Может быть, о различиях между норвежцами и русскими?

Различия есть, но есть также и много общего. Мы живем в Арктике, в Баренц-регионе, у нас похожий климат и связанные с этим трудности. Но посмотрите на этот проект! [«История соседа» - прим. авт.] Студентам так легко найти общий язык, они говорят обо всем на свете и о журналистике, и о своей собственной жизни. Несколько минут назад мы были на семинаре с российскими студентами-журналистами и один из норвежских студентов сказал, что он изменил свое мнение о России полностью. До приезда сюда у него было много представлений о русских людях и России, но он встретил обычных людей. И это единственная возможность получить правду — ты должен сам быть здесь, видеть, говорить с людьми, должен понять, почему Россия такая, какая есть, почему люди так думают, какие у них интересы.

Юрий Рюмин

Чем для вас было преподавание журналистики в Будё?

Это был новый опыт, который очень много мне дал. Мне очень нравится проводить время со студентами, они меня вдохновляют, и это дает много новых мыслей, но я в то же самое время работала медиакритиком для норвежского журнала «Журналист». Потом «Афтенпостен» попросил писать для них. Чтобы быть хорошим преподавателем, нужно постоянно обновлять свои знания. Если работать только в аудитории, можно потерять связь с реальным миром.

Я думаю, преподавателям журналистики следует проходить регулярно практику, например, какие-то периоды стажироваться в СМИ, тогда можно сохранить свежий взгляд.

Например, у меня нет большого опыта работы с цифровыми медиа, поэтому я бы чувствовала себя не очень комфортно, если бы пришлось преподавать подобный предмет. Я хочу делиться собственным опытом, который пережила. Журналистика — это своего рода ремесло. Это не теория, и это должно быть в твоем теле и твоей душе. Не имея собственного практического опыта, сложно быть хорошим преподавателем. Но это только мое мнение, я могу быть не права. Но для меня — это так.

Чему вы научились у своих студентов?

Сложный вопрос, чтобы дать быстрый ответ. Я поняла их стиль мышления. Я тоже мать и учусь у своих детей. Я узнала, как выглядит мир, когда тебе 19 или 21. Они молоды, готовы сделать карьеру, у них вся жизнь впереди. Они более независимы и более свободно могут сказать, что хотят: какое обучение, какие темы. У студентов сегодня больше силы, чем было у нас.

Как изменились медиа в Норвегии с 1995 года?

Конечно, основное изменение — переход от газеты к мобайлу, дигитализации. Падение доходов от рекламы. Как экономно вести сегодня медиа-бизнес — один из главных вызовов. Также изменилась подача информации. В 90-е мы могли выбрать: либо телевидение, либо газета, либо радио. Сегодня все вместе: текст, картинка, видео. Аудитория получает больше информации. Но есть и проблема — развлечения, которые могут угрожать серьезной качественной журналистике. Можно жаловаться и уповать, что аудитория потратит на статью полчаса, но не думаю, что это сработает. Гораздо важнее пытаться сделать эту статью для аудитории важной и значимой. Развлечения — это просто и легко притягивает аудиторию, но для расследовательской журналистики — это вызов. 

Вам нравится что-нибудь из развлекательных форматов, тесты, например…

Нет. Мне это совсем неинтересно. Только серьезная журналистика.

Как вы используете социальные медиа в своей работе?

Я использую Facebook и Twitter, но только для профессиональных целей, я не публикую там фотографии своих детей. Я делюсь своими текстами, чтобы привлечь больше читателей, чтобы люди реагировали, не соглашались, спорили. Также я делаю ссылки на статьи, которые хочу, чтобы люди прочитали. Мы проводили даже курс в «Баренц Пресс Интернешл» — «Цифровой сторожевой пёс» о том, как находить информацию в социальных сетях, на различных сайтах.

со страницы Анки в Facebook

Я уже несколько лет не пользуюсь Facebook и читала недавно об эксперименте австралийских ученых, которые выяснили, что группа, отказавшаяся от Facebook, испытывала меньше стресса, чем та, что пользовалась им как прежде…

Возможно, но мне кажется, это все равно что сказать: «Я не хочу пользоваться компьютером, потому что от него я испытываю больше стресса».

В каждый период истории, для каждого поколения есть свои трудности и вызовы. Для нас это — социальные медиа.

Но нам нужно справляться с этим. Если вы журналист в Норвегии и перестанете пользоваться Facebook, вы потеряете связь с реальным миром, потому что благодаря Facebook я получаю именно ту информацию, которой интересуюсь, которую даже могла бы никогда сама не найти. Facebook не место, где я испытываю стресс, это место для интересных дискуссий и информации.

А вы не чувствуете себя в информационном вакууме из-за алгоритмов Facebook?

Я отслеживаю и другие медиа, так что я не в «информационном пузыре». Я знаю о такой особенности Facebook, но нужно читать разные газеты, слушать радио, общаться с людьми. Нужно быть открытым. Нужно спрашивать себя: «А не пропускаю ли я что-то? Другие точки зрения?» Все должны так поступать, в особенности журналисты.

Наталья Авдонина