fzbLgSp3_J4

Эссенция танцевального театра

интервью с режиссером-постановщиком танцевального театра

Современный театр не представляет собой разыгранные на сцене пьесы знаменитых писателей на темы любви, ненависти и других вечных истин. Текст теперь – не обязательная его часть, многое основывается на чувствах и эмоциях зрителя. Современный театр на то и современный, чтобы отражать настоящее. И средства для этого используются самые разные: звук, движение, тактильные ощущения и т. п.

О танцевальном театре «ES SENTIA» рассказывает его создатель и режиссер-постановщик Ваня Мишин, хореограф спектакля «Шаги», прошедшего в САФУ имени М.В. Ломоносова 18 апреля.

Как ты пришел к танцам и преподаванию?

В пятом классе, в 2011 году, я записался на театральное при 95 школе. Там нам давали достаточно много пластики. Совмещение театрального и сценического движения переродилось в то, что есть сейчас. Пятый класс – это постановки несложные. Однажды к нам пришел Саша Перков (руководитель школы кино «InFilm»), чтобы посмотреть, что мы вообще делаем. Это театральное закрылось давно. Через несколько лет я обратился к Руфине Дмитриевне Баталовой, преподавателю того театрального, и сказал:

 

- Мне так нравится крутить ветки на крышах на даче!

- Как это, крутить?

- Ну просто крутятся!

- Как свето-огненное шоу?

Она направила меня к Саше (Перкову). Так я пришел к «Играм Маргариты», которые после стали называться «Фантасмагория», – это театр, который, помимо свето-огненного шоу, включал в свои постановки концепцию (смысл), и был не просто для визуального эффекта и красоты. Я просуществовал в этом театре некоторое время. У меня было несколько мастеров: Руфина –  первая, Даша Онегина, руководитель «Игр Маргариты», – вторая, и третья – Майя Селезнева (хореограф, преподаватель уличных направлений в танцевальном проекте «Комета», Санкт-Петербург – прим. автора). Серьезно заниматься именно танцами я начал с хип-хопа у Майи. Но она вскоре уехала, и я не знал, куда податься, поэтому просто сидел дома. Потом узнал, что есть люди, похожие на Майю: Даша Малишава, ее ученица. Я стал ходить к Даше Малишаве на хип-хоп туда же, где преподавала Майя (в студию танца «Радуга жизни» – прим. автора). Попросился у нее в старшую группу. В то время я уже знал об экспериментале (направление в танце – прим. автора), и об Андрее Лазареве (преподаватель этого направления, сейчас в Санкт-Петербурге – прим. автора). Максим Еруженец (танцор из Архангельска, фотограф, видеограф – прим. автора) отметил меня. После все пошло-поехало. Я стал развиваться в экспериментале. Преподавать я начал рано, в 16 лет. Даже сейчас я ощущаю свою неполную уверенность в этом, потому что 50 процентов материала, который я даю танцорам – индивидуальные техники, другие 50 процентов – техники, которые я узнал на мастер-классах.

 

Как создавался сам театр?

Мы отделились от «Фантасмагории», потому что у меня появилась потребность создавать что-то свое. Перед самым отделением меня назначили директором «Фантасмагории». Но нас собиралось все меньше и меньше. Когда создавалась «ES SENTIA», не было мысли о том, что мы собираем группу людей, но так оно и вышло. Отсчетной точкой я считаю выступление на карнавале 28 февраля 2014 года. Сначала актеров было всего двое. Название выбрали случайно. Вот так пошло-поехало, стали заниматься эксперименталом. Все актеры и танцоры вышли из уличной культуры или из театра. Нет никого, кто пришел бы из контемпорари или из балетной школы, чего-то стандартного. А сейчас мы этими направлениями очень увлечены, потому что захотелось попробовать что-то новое, такой диссонанс.

Каков вектор развития, к чему сейчас стремитесь. Как с театром, так и сам?

Год назад я решил, что наш театр никуда не будет переезжать, потому что основная точка здесь, в Архангельске, и мы будем просто гастролировать, перемещаться. Однако сейчас все ставится под сомнение, потому что у нас плохая грантовая система, сложно выбить бюджет, тем более под нестандартные постановки. Хотя «Knife Game» (один из реализованных проектов, показанный на сцене Архангельского Молодежного театра в апреле 2017 года – прим. автора) я считаю очень патриотической постановкой. А про вектор развития… Наверное, просто ставить спектакли, пока какие-нибудь из них не станут знамениты. Не хочу много раз повторяться, поэтому у нас будет нерепертуарный театр. Если будет хороший спектакль, будут, надеюсь, выезды куда-то с этим спектаклем, и уже, исходя из этого, будем думать. Не нужно загадывать далеко. Пока делается – будем делать. Хочется совмещать опыт людей, которые приходят, с чем-то концептуальным. Мне самому перестали быть интересны уличные техники вообще. Мне нравятся контактная импровизация (танец, в котором движение строится вокруг точки контакта с партнёром – прим. автора), контемпорари (одно из новых направлений современного танца, который сочетает в себе как элементы западного танца, так и восточное искусство движения – прим. автора) и подобные стили, которые больше относятся к телесным практикам. В этом и развиваюсь.

 

Есть ли подобные театры у нас в городе?

У нас, как мне кажется, нет. Даже не конкретно в городе, а в России в принципе. Я ни разу еще не встречал театра, непрофессионального, который совмещал бы обучение и репертуар, плюс он начинался с самоорганизованной инициативы, причем основанный несовершеннолетними, непрофессиональными, практически ничего не знающими в танцах людьми. Кроме этого, мы работаем на стыке жанров: клоунада, танец, перфоманс. Мы постоянно экспериментируем; не ищем театральной формы, и даже если она заявлена, то это инструмент, а не форма. Кроме этого, у нас еще есть музыканты, видеографы, фотографы, художники. Декорации – то, что можно буквально найти на улице: в постановке «НАТЕ!» мы использовали старые деревянные стулья, найденные в заброшенном помещении, матрас нашли у меня на даче, остальное собирали по знакомым (электрическая плитка, чайник). Сложная структура, подразумевающая кучу всего. Я такого не видел пока. Хотя, наверное, где-нибудь есть.

Как танцору попасть в ваш театр?

Ну, во-первых, можно поучаствовать в ежегодном наборе в нашу труппу GO IN «ES SENTIA» (встреча «ВКонтакте» – прим. автора). Мы принимаем практически всех. Я набираю группу для обучения, куда может попасть любой желающий, а после лучшие танцовщики присоединяются к основному составу, который уже укомплектован. Также можно ходить на мастер-классы, на мероприятия в Архангельске, просто написать и прийти на занятие, попробовать. Но сейчас я сам нахожу людей, выбираю, например, из актеров спектакля в САФУ. Еще через друзей друзей к нам добавляются.

 

Где, когда и с чем вас можно увидеть?

Планов много. Во-первых, сейчас идет работа над «Воинским процессом» –  спектакль по произведению Франца Кафки. В планах на неопределенное время джем-сейшн (импровизация на заданную тему – прим. автора) плюс читка по Вырыпаеву, которая называется «О2» по пьесе «Кислород». А еще на фестивале уличных театров с постановкой «НАТЕ!», она же hate, спектакль в жанре физического театра по поэзии В. В. Маяковского. Приходите посмотреть, это будет уличная версия (до этого показывался на фестивале «Селектор» на базе типографии «Правды Севера» – прим. автора).

Автор: Мария Вершинина

Фотографии: Дмитрий Бастет, Анастасия Воронцова