0_a113e_ba6ef909_XXL

Эссе от Александра Малолетова

Там украшают флаг, обнявшись серп и молот,
Но в стенку гвоздь не вбит и огород не полот,
Там, грубо говоря, великий  план запорот….
Иосиф Бродский.

 

Встречи на земле Коношской.

Часть вторая.

«В Норинской».

Когда наша небольшая группа вернулась из Хмельников, основные участники фестиваля  уже  обедали за накрытыми  столами в гостевом доме Елены Мальцевой. Что и говорить, лично у меня аппетит был нагулян, да и у остальных моих попутчиков , думаю, тоже.  Хозяйки  дома Елена, миловидная,  в красивом русском сарафане пригласила   нас за один из свободных столов,  обед  был вкусный и сытный. После небольшого  послеобеденного отдыха, во время которого я успел поговорить с одним  из участников фестиваля, моим  хорошим знакомым Геннадием  Паниным из Каргополя, началась  экскурсия по самой деревне.  Необходимо сказать, что, конечно, всё увиденное и услышанное мною во время неё, было уже не раз описано  разными журналистами.  Поэтому постараюсь  выразить именно свои впечатления, размышления и сделанные  для себя  открытия в познании  этого  отрезка жизни Бродского. Дай Бог, чтобы получился не казенный сухой газетный репортаж, каким, увы, попахивало в первой части.

Музейный дом.

Наверное, правильней будет, если для начала я поясню читателям  что представляла из себя деревня Норинская во времена ссылки Бродского. В ней  имелись сельсовет, двухэтажное здание, где на первом этаже был клуб , а на втором -школа, почта, магазин,  библиотека, медпункт, пекарня, чайная, кузница, животноводческие фермы. Сегодня, давайте говорить правду, она практически  мертва, как десятки  других  брошенных  и умирающих  больших и маленьких наших северных деревень.  Она  оживает вот  только по приезду  очередной экскурсии. Но вернемся к  экскурсии. Дом,  в котором сегодня разместилась экспозиция «История деревни Норинская»,  был выкуплен Коношским краеведческим музеем  у семьи Пашковых. На мой  вопрос , что связывало Бродского с хозяином дома Викторианом, мне снова ответила Надежда Гневашева. Во  время  ссылки поэта  Пашков работал связистом  и в его доме был установлен служебный телефон,  которым иногда  пользовался  Бродский. Кроме того, из рассказа  Надежды, хозяева   угощали гостя  настоящим  домашним  маслом, которое   пришлось  по вкусу   Бродскому. Думаю, что коренному питерцу не  приходилось раньше пробовать  подобный деревенский деликатес.  Ну и теперь  о показанной  нам экспозиции  музея. Уходя  от «халявы»,  то есть просто сбрасывая читателю архивные  документы Коношского музея, где есть  раздел, посвященный полной  экспозиции  этого Дома –музея, я просто  предлагаю ссылку, где заинтересованный читатель может сам подробно ознакомиться  с обстановкой и представленными экспонатами. Вот эта ссылка- http://spbtourkit.ru/2018/07/26/k-brodskomu/,  которую  можно открыть  хотя бы через поисковик Яндекса.  Уточняю , что  там есть название-«К Бродскому в Норинскую, за справедливостью»

Я же просто поделюсь, тем что стало для меня небольшим открытием  и что тронуло мою загрубевшую Душу.  Тронули  написанные Бродским на сеновале, необычные  для его поэзии, которая обычно  прямолинейна, иногда отдающая жесткостью , небольшие стихи « .. от смерти себя сберёг, забравшись на сеновал. Выжил, зазимовал».  Речь в них идет о простом мотыльке. Какая –то, на мой взгляд,  нежность, может сострадание, да   неважно.. Да и слов правильных не найду, что услышал я в этих коротких стихотворных строчках. И может важно то, что вряд ли, живя  в постоянной городской суете, став на свой путь противостояния той власти, Бродский обратил бы внимание  на это маленькое  творение природы.  Да и уверен , что слово сеновал , вряд ли было знакомо  ему до ссылки в простую русскую деревню. Хотя  может я и ошибаюсь. Что касается  собранной деревенской утвари 60-х годов прошлого века , скажу честно , она меня не заинтересовала. Выросший  хоть  и в районном центре, я с  юношеских лет, бродя  рыболовными  маршрутами, не раз  навещал избы   наших северных деревень, и мне  это все знакомо.  Это   может представлять интерес   для современных жителей городов, чья нога  ни разу не вступала   на землю наших русских деревень.

Добавлю , что  к приходу  гостей, была вытоплена печь и  в чугунке  сварена картошка в мундире. Не знаю  как остальные гости, а лично я  задержался   и, вместе  с уже знакомыми музейными девочками,  с удовольствием поел её вместе с селедочкой.

Дом –музей И. Бродского.

Пока я  уплетал картошку и болтал   обо всем  с музейными  девушками, все гости уже  знакомились  с главной частью экскурсионного маршрута  по Норинской: литературно-мемориальным  домом – музеем   И. Бродского.  И прежде чем рассказать  о самой экскурсии по нему, которую уже не один год  проводит  директор –смотритель  музея Ольга Терехина, вернемся  к истории  его создания.  Первые  материалы по этому вопросу я получил, вернувшись в Вельск, от главного редактора нашей районной газеты «Вельские вести» Андрея Гуляева, вот его дословный рассказ :

- Инициатором создания Дома-музея Бродского стала Алла Валуйских  в то время руководитель агентства  по печати  и СМИ Архангельской области, а также   клуб главных редакторов районов области. Собрались   все редактора районных газет, в том числе  и редактор Коношской газеты  Любовь Чеплагина.  Аллой Валуйских  был приобретен  на деньги спонсоров  дом у  наследников семьи Пестеревых- изба,  в которой  жил во время   своей ссылки Иосиф Бродский.  Большая  заслуга  в решении этого вопроса, конечно, принадлежит  главному редактору Коношской районной газеты Любовь Чеплагиной.-

Сразу  от себя хочу  добавить, и думаю это не только мое мнение, что духовными вдохновителями этого проекта   всё же  были многочисленные живые  друзья Бродского, конкретно Михаил Исаевич Мильчик, руководитель Фонда создания литературного музея Иосифа Бродского в г. Санкт-Петербург, неоднократно убеждавший губернатора Архангельской области Игоря Орлова основать музей в деревне Норинская.

Это была первая  информация  о начале создания Дома- Музея Бродского. Всю остальную информацию предоставила мне в телефонном разговоре Надежда  Гневашева.

Из очередного разговора с Надеждой  мне стало ясно, что на  первое место, встал финансово- технический вопрос.  Выкупленный  у наследников  семьи Пестеревых  дом, брошенный  людьми, не пощадило время и он практически пришел в негодность.  Нужна была  полная  реконструкция, на которую  требовались  довольно большие деньги.  И нужно отдать должное нашему Губернатору  И. Орлову , который этот вопрос  решил   в короткие  сроки. Необходимые строительные  работы были  осуществлены еще  одним  неравнодушным  человеком нашей  области , Генеральным директором группы компаний «УЛК»  В. Буториным. Что интересно,  для замены   некоторых сгнивших  бревен  будущего музея, были куплены, разобраны и привезены в Норинскую  два дома: один  из Вологодской области, другой был найден  в Коношском районе.  Эти  два дома  совпадали  по времени  с постройкой  реконструированного  дома, музейные  сотрудники  знают   как это важно.

Ну  вот, наверное, с официально- познавательной  частью  покончено, и давайте  вернемся  к уже давно идущей экскурсии.

Ощущения, мысли, размышления.

И вот приступив  к  описанию  Литературного дома –музея И Бродского, увиденного и услышанного в нём, еще не сев за клавиатуру столкнулся с трудностями.  Если в общих чертах, то они заключилась  в том огромном материале  в который  нужно  было вникнуть, изучить, а уже потом  правильно скомпоновав, написать  о своем видении, о своих ощущениях, а не тупо повторить  уже десятки раз  написанное.  Больше  трех суток, включая  одну бессонную ночь,   в голове моей крутились  десятки вариантов. Всё  это пишу не для того, чтобы навязать  читателю мнение, какой типа автор трудяга, нет! Просто в ином  ключе  материал снова будет простым сухим репортажным текстом, и вряд ли  он кому то  будет интересен, повторяю  об этом уже было написано не раз. Нужно было найти какую-то   свою изюминку. Ладно ,  в путь!

И что  из этого  получится  судить тебе, мой будущий читатель.  Повторюсь , что  когда  я вошел   в дом, экскурсионная группа , уже спустившись с повети, знакомилась с комнатой где жил Бродский. Нужно отметить,  что  когда я вслушивался  в рассказ  смотрителя музея Ольги Терехиной,  понял  как  эта женщина  не формально передает, собранный  по крупицам материал, созданный на основе исследований бродсковедов,  книги местного краеведа Сергея Конина «Коноша и Бродский» и свидетельств очевидцев того времени. Это  был не сухой, десятки раз повторяемый и выученный  язык экскурсовода, а живая  разговорная речь, перебиваемая вопросами гостей. Вслушиваясь   в её  рассказ, я  как бы одновременно , мысленно  переносился  в атмосферу  Бродского того времени. Даже попробовал    поставить себя на место ленинградского  юноши. Совершенно другой мир, неведомый  ему до этого, проблемы быта, разрыв с любимой  о которой говорят вот такие  строчки-

***
«Боль разлуки с тобой вытесняет действительность серую
Не печальной судьбой , а простой Архимедовой правдою»
***

А главное   неизвестность будущего, пять лет  изоляции -огромный    срок для творческого человека, он же не знал заранее что срок будет сокращен! .  Нужно было не только  адаптироваться в новой , чуждой  для него среде, не только выжить и не сломаться,  а  ещё продолжать  заниматься творчеством.  Такие мысли   промелькнули в моей голове  маленьким электрическим разрядом.  И когда вернулся  домой,   решил разобраться  в этом более подробно.

Мы часто говорим  о хорошо   знакомых людях –Он мой друг- не вникая в истинный смысл этого  слова. А  настоящая  дружба  проявляется  в поступках друзей, проверяется  временем  и в трудные минуты жизни.  И вот  цену настоящей  дружбы, думаю ,  осознал  Бродский находясь в ссылке. И хотя  в одном  из самых мною любимых  его стихов, написанных  позже ,  где то  в 80 году   есть строчки:

«Бросил страну, что меня вскормила. Из забывших меня можно составить город».

Его  не забыли. Я узнал, что друзья приезжали в Норинскую, поддерживали ,а их  список  впечатляет : Евгений Рейн, Анатолий Найман, Яков Гордин, Михаил Мейлах, Константин Азадовский.  Помогали и решали многие  проблемы повседневной жизни, которые заключались  в привычке пить кофе, курить дорогие сигареты, носить джинсы.  Кстати,   интересно что именно   по пачке  сигарет «Честерфильд» , лежащей  на крыльце дома , где жил   поэт, гости  находили его.  А  увиденный    на одном из стульев  красный  теплый шарф, напоминает об истинной  материнской заботе  великой Ахматовой.  . Вывод :  особых проблем у Бродского не было. И хотя я почти  уверен, что молодой Бродский  вряд ли  мог что –то  самостоятельно  сварить из той же тушенки, думаю  что хозяева  с исконно   русской заботой о «тунеядце»  наверняка  подкармливали  его  горячими щами.  И продолжая   тему питания: я увидев   на столе  кулек  с любимыми   поэтом пряниками ,  почему то  вспомнил о мышах!   Как же так, подумал  я тогда, « бесплатный сыр»  лежит  на столе  столько времени , а  маленькие  твари его не слопали. А ответ прост, как  я писал   уже выше, сегодня деревня практически мертва, а мыши живут там где есть люди. Печально, но факт.  Интересен  мне был и короткий  рассказ  Ольги  о керосиновых  лампах, которые часто менялись.

Опять же  дома в Вельске , вспомнив о них ,я  написал  коротенькие  свои стишки:

***
У  старой лампы закоптил фитиль,
воруя  свет для комнаты моей, и затемняя клавишей пятно.
***

Выслушав  коротенький рассказ  Ольги о маленьком  развлечении  Бродского   лежать  на кровати  и читать на обклеенном   газетами  потолке, разные там  коммунистические  лозунги  и призывы, мне  по мальчишески  захотелось   лечь  на эту кровать и найти,  что –то конкретное, над чем смеялся он.

Если  коснуться   одежды, то опять обращаюсь  к упомянутому выше стихотворению:

« Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна, надевал на себя что сызнова входит в моду».

Думаю, что  в этих  строчках, он имел в виду   выданные ему  рабочие фуфайку и сапоги, которые ему сызнова  пришлось одеть. Эти  простые атрибуты одежды ему были наверняка  знакомы  по   временам  работы в геологических партиях.   Но это, конечно ,моя версия  смысла  этих строчек.  И другие строчки из этого же стихотворения:

«   Сеял рожь, покрывал черной толью  гумна

И не пил только  сырую воду…»,

При написание  их память на время   вернула  поэта в почти забытое прошлое: деревню Норинскую.  Если  же говорить о «выходной одежде» Бродского, то ,думаю ,  импортные  джинсы, не всегда доступные в то  время даже  в больших городах, вызвали  удивление, может даже зависть , не только  у  деревенской молодежи , но и у жителей Коноши.   Ну и выскажу мнение  об отношении  к Бродскому коренных простых жителей. Не смотря на материалы  музея и библиотеки , которые говорят  о доброжелательном  отношении   к нему,  позволю  не совсем  согласиться с такими  выводами. Но это только мой взгляд на этот вопрос. А все дело в том, что ярлык  «тунеядца»  в то время, для  многих  представителей  трудового народа ,  тем более  народа деревенского , вряд ли   вызывал сочувствие.  Для большинства мужиков  пропахнувших    навозом, солярой,  с загрубевшими  мозолями  на руках,  Бродский всё равно  был чужак, не познавший тяжелого деревенского труда. Хотя  он до работы фотографом  ему пришлось хлебнуть разной  черновой работы : убирать навоз в телятнике, возить известь на поля, тесать жерди для изгороди.  Возможно   я и ошибаюсь , оценивая  взаимоотношения  Бродского  с местным населением.

Заканчивая   рассказ  о моем посещении Литературного  дома –музея  Бродского, поясню  почему  я в основном  коснулся  быта   поэта. Мне  хотелось   поделиться своими  впечатлениями   о жизни  там Бродского  не как поэта , а как человека. Что же  касается  стихов  написанных  им в ссылке,   то  лично для меня  дороги:

«В деревне  Бог  живет не  по углам..»

В них,  как и во многих остальных,  там же написанных,  еще слышна   привычная  даже простому  обывателю   исконно  русская тема. Но, наверное,   Нобелевский комитет не  придал им  значения  в контексте  мировой литературной  ценности.  А вот    когда   намного позже   поэт  увлекся  совершенно  другим направлением  более  сложным , тогда и был  по достоинству оценен  талант поэта . Чтобы  хоть чуточку  понять эту направленность, я снова  обратился  к всезнающему  интернету  и нашел следующее:

« Это малознакомый нам, именно западно-европейский поэтический академизм, с гораздо более расширенным каноном, огромным уклоном в античность и особенным англо-американским университетским духом, от которого веет арками и плющом. Это восприятие поэзии как высшей формы риторики, искусства речи».

На повети  дома есть большая  выставка фотографий, и оказалось, что большая  часть из них была сделана отцом  Бродского, который , оказывается,  работал фотографом в Ленинграде и  не раз навещал сына во время его ссылки. Это был для меня  лично еще один небольшой  штришок, в общей картине  биографии поэта.

Ну  вот примерно  и все   Экскурсия  заканчивалась   и нас уже ждала  зам. директора  библиотечной  системы  Наталия  Малыгина. Нас приглашали на  небольшое  картофельное  поле  за домом –музеем.

Пару  слов  о «Картошке  Бродского»

Об этом   традиционном  пункте   фестивальной программы  особо написать нечего,  людям знакомым с  пребыванием Бродского в Норинской, давно известно, что уезжая он пообещал хозяйке дома  вернуться и помочь  выкопать картошку.  И это  обещание  теперь   выполняют те, кто приезжает  сюда на фестиваль «Поэтическая картошка». Не нарушила традицию  и наша  небольшая группа, правда занимались  копкой  в основном  женщины.  Устыдившись,  я взяв  вилы, вместе с моим каргопольским  знакомым Паниным тоже  выкопал  десяток клубней. Женщины набирали   картошку Бродского  в целлофановые   пакетики, чтобы  увезти «необычную»  картошку домой. Я же посчитал это излишним- картошка   и есть   картошка, она же по сортам  цениться, а не потому кто её садил и  выкапывал. Во время этого  трудового  процесса, на поле  явились  мои  друзья   наши вельские  телевизионщики-  Марина  Антуфьева и Андрей  Миронов, я даже  им интервью  давал, правда не знаю ,выйдет материал   в наш местный эфир или нет.  Исполнив  традицию, гости фестиваля перешли   на спортивную площадку где предлагались игры 60-х годов .  Я сидел и смотрел , как женщины, вспомнив видимо детство , прыгали   через  забытую сегодня скакалочку, и понимал, что программа в Норинской заканчивается . По времени   нас уже ждали   в  библиотеке  Коноши, где должно состояться подведение итогов  конкурса « Поэзия в кадре» и презентация  фильма моего  нового знакомого  Николая Якимчука  « Бродский северный край».  Увы, я захватил  лишь показ видеороликов конкурса «Поэзия в кадре»,  нужно было уезжать  с ребятами  телевизионщиками.  Уже выйдя  на крыльцо библиотеки, и выкуривая  сигарету ( в машине курить бы не дали) я вдруг вновь  вспомнил  совет  Красновского – « Сашка,  прочти Бродского!».  Мой дорогой учитель , думаю там в закрытом для нас живых мире, ты увидел, что  доступные для моего   понимания стихи Бродского я прочел, некоторые даже выучил наизусть, и вот   отдал долг уважения  поэту, побывав  в Норинской.  Всё! Впереди  ждала дорога в мой любимый Вельск.

          Немножко грустные мысли, выплеснутые на бумагу.

Когда экскурсионный комплекс в Норинской был открыт, я думаю все его организаторы, надеялись, что он будет на самоокупаемости, что станет брендом для маленькой Коноши, каким для моего города является наша Госконюшня. Да, на сегодняшний день музей бренд ( другого музея Бродского в мире нет!), а вот вопрос его самоокупаемости завис для меня в воздухе. На открытии присутствовали как живые друзья Бродского, так и представители власти Архангельской области во главе с Губернатором Игорем Орловым. А уж журналистов всех мастей было, наверное, предостаточно. Прошло три года и что сегодня? И чтобы найти ответ на этот вопрос я снова позвонил Надежде Гневашевой.

«Сегодня литературно-мемориальный дом-музей Иосифа Бродского в деревне Норинская находится в ведении некоммерческого партнерства «Норинское», созданного журналистами газеты «Коношский курьер». Говорить о финансовом состоянии этой организации считаю для себя некорректным. Но уверена, если бы музей получил бюджетное финансирование ( конечно, наиболее привлекательно федеральное- например стать подразделением САФУ!) ситуация могла стать более стабильной, и предсказуемой с точки зрения ежедневной работы».

В этом  кратком   сухом полуофициальном ответе  всё равно слышны нотки   потребности  реальной помощи .И хотя сложности   финансового состоянии  не раскрываются, проблемы видны  невооруженным  взглядом. Думаю простого примера  с обедом для гостей достаточно: он стоит  200 рублей,  а нас в группе  было  около тридцати  человек ,  не трудно догадаться   что полученная сумма только оправдает  затраты на покупку продуктов.   И это не  мой мелочный взгляд . Из этих   «мелочей», складывается,  думаю, довольно большая сумма   общих затрат  на содержание комплекса:   бензин, свет, содержание сторожа или может  плата за современную охранную сигнализацию. И вывод прост:   помощь в этом вопросе, и конечно, необходима. Если  же говорить о значимости  и сохранении  созданного Музейного  комплекса и   выделяя особенно  Литературный дом-музей Бродского , то   его однозначно нужно сохранить для  потомков. Во- первых,  как  сказала Надежда, он  пока  единственный   музей поэта, а второе -   он  один из  многих частичек литературной истории нашей Страны.

Ну  и, наверное, позволю  высказаться себе о  значимости поэзии  Бродского  на сегодняшний день   И это важный   вопрос!

Поэзию Бродского  можно любить и не любить, это дело каждого, и  многое зависит  от  уровня  интеллекта, культуры  чтения, собственного словарного запаса, но  чтобы быть  просто культурным человеком,  нужно  элементарно знать что он относится к знаменитым поэтам современности. Известный факт: сегодня Иосиф Бродский САМЫЙ ИЗДАВАЕМЫЙ автор 21 века!

И остается  добавить, что лично меня  беспокоит  другое : востребована  ли его поэзия именно   у нас в России. И это волнение   возникло у меня после случайно найденной   статьи в интернете, опубликованной  в газете «Аргументы и факты».  Мои дорогие  читатели, особенно   обращаюсь   к вам   наши вельские  преподаватели  литературы,  не поленитесь, прочтите  её запросив в интернете

«Убивают» Толстого и Шолохова. Какие книги исчезли из школьной программы?»

Прочтя   её вы поймете   мою озабоченность  по поводу востребованности  Бродского.

Ну и на этом у меня  всё.

Осталось   сказать- Огромное  СПАСИБО  и низкий  поклон всем вам  дорогие  женщины , которые  почти только на собственном  энтузиазме тащите на себе  груз  духовной ответственности  сегодняшнего  и будущего  нашей общей Родины.

 

 

 

 

 

 

 

Александр Малолетов