t76o_PFv2yU

Море стало частью меня

Кто хоть раз видел море вживую, наверняка запомнил эту картину надолго. Бушующее и тихое, нежно-голубое или злое и холодное… Для каждого из нас оно запомнилось чем-то особенным. О своей любви к морю, о морских приключениях и о том, как море становится частью человека рассказал выпускник АМИ, моряк Дмитрий Гаврилов.

- Ты всегда мечтал стать моряком или же это получилось случайно?

- Случайно, конечно. Начиная с 7 класса я стал плохо учиться в школе, потому что мне было совсем не интересно. Тогда папа посоветовал мне задуматься о мореходке и браться за ум. После окончания школы отправил документы в три учебных заведения в нашем городе, которые связаны с морем. Я, на самом деле, даже плохо представлял, на что иду. Поступил в “Ворону”. Когда пришел на учебу, первой мыслью было “Куда я попал?..” Все ребята по форме, почти мужской коллектив, жесткая дисциплина. Это было интересно, хоть и не совсем понятно, что происходит.

Постепенно сдружились с ребятами, начали познавать суть профессии: пусть из книжек, но все же начали проникаться морем и мечтать.

Очень интересно было узнавать о жизни в море, непосредственно о профессии. Хотелось уже поскорее оказаться в море, прочувствовать обстановку. Особенно после рассказов моряков, которые посвятили свою жизнь морю.

- Помнишь свой первый выход в море?

- Уже на втором курсе у нас началась практика. Не сказать, что эта практика у меня началась хорошо. Потому что без опыта работы нужно было куда-то устроиться, а народу было много. Я тогда начинал работать у нас на Двине, сутки через сутки за еду. Все это было ради бумажки с цензом опыта работы и дальнейшего трудоустройства. Уже после этой практики мне предложили небольшой контракт — сходить на Ямал. Это был первый раз, когда я вышел на судне в море. Увидел всю эту красоту. Ты выходишь на палубу и понимаешь, что рядом ничего нет… Только синее море.

И эта консервная банка — судно, которое — ничто, по сравнению с морем.

- Трудно было?

- Сначала казалось, что это очень тяжело. Вся эта обстановка как-то ограничивала меня — судно, с которого никуда не деться, одни и те же люди, с которыми ты завтракаешь, обедаешь и ужинаешь. Но потом… Солнце, пейзажи бесконечные, горизонт — всё это настолько воодушевляет и пропитывает тебя эмоциями, что понимаешь: оно того стоит. Когда закончились эти два месяца контракта, понял: мне понравилось. Меня тянуло в море. С третьего курса начались спецдисциплины, я так воодушевился этим, что стал очень хорошо учиться и проявлять себя. Наверное, поэтому мне повезло с дальнейшим трудоустройством.

- Попался хороший контракт?

- Да. Я попал на судно, с русскоязычным экипажем. Все было для меня впервые. Посадка была в Сингапуре, где мы должны были сменить предыдущий экипаж. Для меня это был шок, потому что до этого я за границей не был, да и на самолете летал только два раза. 12 часов полета… Я приехал в ночь. Вышел на улицу, и не имея денег, не зная языка — просто пошел гулять. Всматривался даже в пальмы, которых у нас на севере нет, в небо, которое было другим. На следующий день я уже оказался на судне. Это было еще одно удивление. Когда я ступил на такое огромное судно, а оно было аж 190 метров, и спустился в жилое помещение — я потерялся. Но мне все объяснили  и показали. Сразу же познакомился с экипажем, и контракт начался “на ура”. Ребята попались хорошие и в целом все было очень интересно.

Тогда за пять месяцев я побывал на четырех континентах и посетил больше семи стран.

Даже не зная языка, все равно стараешься общаться с людьми. И все равно, что вы друг друга не понимаете. Но…. в какой-то момент находите общий язык. В Африке я познакомился с рабочим. У него английский на русский лад, а у меня то же самое. Оба понимаем, что говорим неправильно, но прекрасно друг друга понимаем. Даже сдружились. В том же порту был такой случай: парнишка, который в трюме разгружал рис, попросил воды. Мы стояли ночью на вахте, было очень холодно. Я принес ему кофе и два кусочка хлеба с сыром. Он был настолько счастлив, что на полном серьезе предложил мне свою сестру (в жены). Я тогда удивился, насколько другие у этого народа ценности.

- Какой момент запомнился больше всего?

- Мы шли на Австралию. Вода такая голубая, чистая. Я такой нигде не видел. Настоящая морская вода. И в этом момент мы увидели, как киты выпрыгивают из воды. Эти гигантские муравьи (не знаю, почему муравьи), брызги повсюду…

А еще хорошо запомнился момент, когда мы с ребятами пришли в порт в Австралии. Рабочий день у нас закончился и мы пошли в город. Попали на пустой пляж, хотя погода была прекрасная. Спросили, почему никто не купается. Оказывается, шторм был — двухметровые волны. Один человек был с Мурманска, второй с Новосибирска и я.

И мы, как маленькие дети — побежали купаться в эти двухметровые волны в чем были.

Ни сменной одежды, ни полотенец у нас не было. По местным меркам уже была осень, но какая теплая была вода…

- Чем удивили другие страны?

- На обратном пути заходили в Китай. Там все гораздо сложнее, чем в Австралии. По-китайски с людьми не поговоришь, а английского они не знают. Все общение на жестах. Показал пальцем — тебя поняли, объяснил на пальцах — ты уже свой. Мы пошли пообедать в ресторан — очень удивила кухня. В больших стеклянных аквариумах плавали непонятные существа, похожие на переваренные сосиски, еще и шевелятся… Очень неприятно. Аппетит у нас сразу же пропал, так мы в ресторане и не поели. В тот же день я решил один поехать в незнакомый город. По карте разобраться не мог, спросил у местных девушек, как туда добраться. Понимали мы друг друга не особо, хоть они и очень старались мне объяснить. В итоге — просто усадили в машину и довезли, хотя ехать было километров десять. Денег в качестве благодарности не взяли. На станции одна женщина купила мне билет, я не мог этого сделать — по-китайски не понимал,

а другая девушка проехала со мной две лишних остановки, чтобы показать, где обменять деньги на местную валюту. Очень удивила отзывчивость народа.

Я нигде такого не видел. Для меня все это было впервые, хотелось посмотреть и увидеть все. Другие люди, другая культура, природа… А еще был забавный случай в Китае: подходят ко мне две девушки, не понимаю, что говорят, но по-нашему, что-то похожее на “массаж”. “Массаси”, как-то так звучало. Отлично, думаю, китайский массаж, сходить надо. Хорошо, что со мной с судна приятель был, который объяснил, что “массаси” у них — это серьезнее, чем просто флирт. Чуть не попал в неловкую ситуацию.

- Ты описываешь море таким красивым и тихим… Было ли в море страшно?

- Когда возвращались, попали в восьмибалльный шторм. Это тот момент, когда ты заходишь в каюту, пытаешься удержаться и смотришь, как стул и другие вещи живут своей жизнью. Ноутбук падает, хорошо, если успеешь его поймать. Кружки, ложки… Хоть ты закрепляй их — все равно что-нибудь вывалится. Шкаф открылся, из него все вывалилось — шкаф закрылся.

В шторм я не мог спать, некоторые просто закрепляли себя свернутыми одеялами с двух сторон, чтобы не падать.

Мне даже так уснуть не удавалось. Помню, волны просто бешенные были. У нас от самой нижней до самой верхней точки судна было 32 метра, а над водной частью — около 15. Так вот одна волна накрыла почти полностью. В такую погоду на палубу выходить нельзя — иначе смоет. Но носу судна  располагался такой ящик, в котором лежали спасательные жилеты и спасательные круги. Этот ящик открыло волной, и мы видели,

как за борт выбросило все спасательное оборудование. Жилеты просто плавали в океане.

На них еще маяк включился, который от прикосновения с водой автоматически срабатывает. Было уже темно, и мы наблюдали как десятки жилетов плавают по волнам и светятся огоньками. Красиво… Шторм тогда всю ночь длился. Мы шли со скоростью 12 узлов (максимальная скорость судна), но практически не двигались вперед из-за волн и сильного ветра. Наутро все облегченно вздохнули, когда шторм закончился.

- Ты уходил в море на несколько месяцев, полгода. Что было самым трудным в такой долгой разлуке с домом?

- В море по-другому чувствуешь время. Когда уходил на полгода, я даже не особо осознавал, что так долго буду вне дома. Время не замечаешь. Изначально кажется, что полгода — это очень долго. Особенно, когда только-только уходишь, прощаешься с близкими. Но в море ты постоянно чем-то занят, время летит быстро.

Самое трудное… Это переживать за тех, кто остался на суше.

За близких и родных, ведь в случае чего — с судна не сбежишь, никуда не денешься, а связи иногда нет очень долго. Ты не знаешь, все ли в порядке с твоими родными, а они — все ли в порядке с тобой. Конечно, на судах есть спутниковый телефон и почта специальная, можно сообщить родным, что ты в порядке и все хорошо. Но подолгу не слышать знакомый голос и не знать ничего, что происходит дома — тяжело. Когда приходишь в порт, то прежде всего приходит агент, у которого можно заказать местную сим-карту. У меня таких штук пятнадцать уже. Это такой момент, как ребенок ждет игрушку. Тебе приносят эту маленькую симку — и ты счастлив. Есть интернет, связь, ты можешь позвонить, написать, узнать, как дела.

- А какие чувства испытывал, когда возвращался домой?

- Когда шли в Россию, это был крайний порт, там уже телефонная связь и интернет появились. Было грустно. Так сдружились с ребятами за эти месяцы, что они стали не просто друзьями, а семьей. Я в коллективе был самый молодой, мне тогда было всего 20, но все со мной общались на равных. Один грузин, которому было под 50, вообще меня “сыном” называл. В гости меня звал, так душевно ко мне относился… Действительно, как настоящая семья. Было очень тяжело прощаться. Когда уезжал, смотрел на судно, ребята мне махали руками, не поверишь, даже слезы на глаза наворачиваются. С того контракта я даже общаюсь с грузином, думаю, может быть увидимся как-нибудь.

Именно за это я люблю море… За те приключения, моменты, разнообразие, красоту, за возможность общения с другими, совсем чужими людьми с разных точек планеты, которые становятся родными.

За все то, что нельзя получить на суше. А еще, очень радуешься, когда видишь своих близких, свою семью, которых так долго не видел. Их улыбки, радость, объятия. Это не передать словами. В море начинаешь на многие вещи смотреть по-другому и больше ценить.

И море тоже становится частью тебя.

Ксения Гичкина
фотографии из архива героя