OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Зиновий Аронович, Зоря, Зоренька — юбилейный вечер в СЖР

18 января в Архангельском отделении Союза журналистов России состоялся творческий вечер памяти, посвященный Зиновию Шадхану.

Зиновий Аронович Шадхан  (18.1.1919 – 6.9.1999)

Из Дома Советов – с тридцатью информациями

Родился Зоря – так его звали дома – в ныне заграничном Харькове. Его мама  окончила в 1922 году тамошний медицинский институт и получила направление на работу в Архангельске. И семья стала навсегда архангелогородской. Елизавета Соломоновна до пенсии заведовала Соломбальским родильным домом. Арон Савельевич, прораб, строил Дом Советов, медицинский институт, школы. А Зоря раз и навсегда полюбил журналистскую профессию. Еще школьником стал писать заметки в «Северный комсомолец». Были в его судьбе и «Речник Севера», и «Моряк Севера», «Лесник Севера», радио, телевидение. Но самым родным домом была для него «Правда Севера», где он трудился четверть века.

В «Правду Севера» Зиновий Шадхан пришёл еще в 1936 году, на фикс – это что-то вроде договора.

Из интервью З.А. Шадхана, которое он  дал журналисту «Северного комсомольца» Светлане Лойченко («Наш Зоря», 6 марта 1992 года):

«В тридцатые годы мы по-другому работали. Молодые репортёры вроде меня бегали по всему городу, заглядывая в каждую щель, добывая мелкую информацию. Иногда в несколько строчек. Тогда по телефону брать информацию считалось неприличным. Если в редакции узнают, посмотрят на тебя как на преступника. А мы старались. Помню, я поспорил, что не выйду из здания Дома Советов, не набрав 30 информаций. Рылся в архиве, все этажи обошёл, а спор выиграл».

 … И дошёл до Берлина

Из Архангельска  Шадхан уезжал или в командировки по всей Архангельской области или на воинскую службу. Первый раз надел военную форму в 1939 году, когда его призвали в армию. Немного не успел на «финскую» войну.

В 1941-1943 годах старший лейтенант Зиновий Шадхан служил помощником ответственного секретаря газеты «Патриот Родины» Архангельского военного округа. Занимался не только оформлением газеты, — как и раньше, перо в его руках находилось постоянно.

Из воспоминаний З.А. Шадхана (публикация «Пять старших лейтенантов и майор», «Правда Севера», 12 декабря 1996 года):

«Наш округ являлся резервным, откуда на фронт постоянно уходили запасные роты и батальоны. Понятно, что одной из важнейших задач была подготовка людей к боям. Решала её и редакция «Патриота Родины»,  публикуя советы бывалых воинов. Собеседников находили в госпиталях. У бойцов и командиров спрашивали, при каких обстоятельствах они были ранены, не могли ли избежать этого? Может, не окопались, как надо? Пренебрегли каской? Не замаскировались?

Ходили мы туда охотно и, что скрывать, не без личного интереса. Не было случая, чтобы по завершении беседы замполит госпиталя не пригласил бы к столу. Пища была самая простая – суп из перловой крупы да каша какая-нибудь, но нам эти блюда казались необыкновенными. Главное, что мы уходили сытыми, а оставшийся от пайки кусок хлеба доставался родным».

Потом Зиновий Шадхан стал военным корреспондентом. Писал информации о знаменитой операции «Багратион». Участвовал в освобождении Минска, Барановичей. Много раз приходилось, что называется, смотреть смерти в лицо. Под Волковысском его контузило, лечился в госпитале. Свою армию догнал под Варшавой. Прошел всю Польшу, через неё – к границе Германии и на Берлин. Одна из наград З.А. Шадхана – «За взятие Берлина».

Из интервью З.А. Шадхана  газете «АТК» (13 мая 1996 года):

«Я помню листовки, обращённые к бойцам нашей армии: «Ты пришёл в фашистское логово – убей немца!». Конечно, эффекта определённого они достигали, но самой красноречивой пропагандой были узники фашистских лагерей. В полосатых робах, заполонившие все дороги освобождённой Германии, усталые и запылённые, брели ходячие скелеты с совершенно отсутствующим взглядом. Солдаты и офицеры отдавали им всё до крошки, пытались одеть, пожалеть. Многие при этом рыдали…

Был я свидетелем и пропагандистского единоборства. На немецком берегу реки Нейсе был развёрнут огромный плакат из 12 простыней с надписью «Власовцы идут!». Напугать нас этим решили. Наши умельцы за ночь сшили плакат из 20 простыней и аршинными буквами написали «Ну и х… с ними!». Вот вам и вся идеология».

После Великой Отечественной войны Зиновий Шадхан стал заместителем коменданта города Цана.

 

«Пусть Зоря поищет!..»  

У Зиновия Ароновича были возможности жить в больших и престижных городах, но ему была нужна родная Соломбала.

Поскольку Шадхана всегда тянуло к морю, работать он пошёл в «Моряк Севера». Но через год его переманили в радиокомитет. К тяжеленному  агрегату  (диктофонов же не было) прилагались трансформатор, провода – в целом груз под 150 кило. С этой техникой таскались четыре человека по колхозным дорогам и вырубкам.

Затем – телевидение. Из воспоминаний В.Н. Пролетарского (книга «Судьба. Телевидение. Спорт»):

«Шадхан приходил на работу к 9 утра уже выпивши. «Зоренька, ты где успел-то?» — спрашивали его. «Ну, у нас в семь часов открывается ресторан в гостинице «Двина», где девочки меня знают. Потом иду к овощному магазину у кинотеатра «Мир». Он открывается в восемь. Там ещё стаканчик…»

Зорю любили все, даже партийные боссы. Таких добрых евреев, как он, я до сих пор не встречал».

Четверть века – с перерывами — судьба Шадхана была связана с «Правдой Севера», где он продолжил свою любимую репортёрскую работу. Особым его пристрастием была морская тема. Адреса командировок – Приморский, Мезенский, Онежский районы, Ненецкий округ, Соловки, Дудинка, Синькин Нос, Амдерма. Он участвовал в экспедиции специальных морских проводок речных судов по Северному морскому пути (август-сентябрь 1977 года). А как  он хотел участвовать в знаменитом в своё время походе Дмитрия Буторина и Михаила Скороходова на карбасе «Щелья» в Мангазею! Взмолился «Братцы! Возьмите меня с собой! Я не помешаю, всю чёрную работу буду делать, а места много не займу – на самом носу свернусь калачиком…» Но «Щелья» была рассчитана на экипаж только из двух человек…

Рубрики, под которыми печатались заметки и репортажи Шадхана, — «Срочно в номер», «Репортёрскими тропами», «Вам расскажет репортёр» и другие (говорящий псевдоним – Борис Северов).

Из очерка друга Зиновия Ароновича, многолетнего заведующего отделом информации «Правды Севера» Владимира Тюрина «Репортёр Божьей милостью» (27 апреля 1996 года, «Правда Севера»), написанного в связи с 60-летием работы Шадхана в журналистике):

«Зоря! Нужна информация в тридцать строк»…

Зоря спрашивает, на какую полосу, затем минуты три-четыре раздумывает и берётся за телефон. Разговор у него с собеседником чуть ли не семейный: про жизнь – семья, рыбалка, охота, служба, работа – и вдруг неизменное восклицание: «Слушай, это ведь очень интересно! Можно даже в газету дать информацию – конфетка будет!..» Собеседник Шадхана, видимо, отнекивается, но Зоря уже ухватил вожжи обеими руками – и  на другом конце провода начинается тихая капитуляция.

Минут через пятнадцать-двадцать, от силы через полчаса, заметка лежит на столе. И действительно интересная, а если о факте уже знакомом, то, как правило, с такими деталями и дополнениями, что в секретариате она воспринимается как результат отчаянных поисков или заначкой для следующего номера. А секретариат в газете – прорва ещё та! Сколько ни сдавай информации – ему всё мало! А сдашь больше – начинает привередничать: надо бы ещё что-нибудь этакое… «Пусть Зоря поищет!..»

И Зоря, помимо обязательной ежедневной сдачи (это 2-3 информации) искал то что-нибудь «этакое», то подвёрстку в очередную «дырку» на полосе, которая неизменно появлялась, когда редактор выбрасывал из соседней статьи пару не понравившихся ему абзацев».

Недаром шутили в редакции: «Без ШадханА нам всем хана!»

В 1997 году Зиновий Аронович Шадхан получил государственную награду – медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени.

Из прощальной заметки полномочного представителя Президента РФ по Архангельской области М.Н. Белогубовой, которая вручила Шадхану эту награду («Правда Севера», 8 сентября 1999 года):

«Он уже болел, и мы поехали к нему домой. В тот день дверь его квартиры не закрывалась».

Из некролога «Правды Севера» («Репортёр на все времена» , 8 сентября 1999 года):

«… в редакцию «Правды Севера» звонили, заходили другие коллеги, с которыми по разным причинам мы не общались давно. Зоря вмиг соединил, казалось бы, несоединимое. Как некий пароль. Он нёс в себе энергию журналистского братства – увы, растерянную нами в каждодневной суете, впрочем, как и многое другое.

Его любили. Ему радовались просто так.

Эпоха уйдёт, а он останется. И не потому, что ещё при жизни он стал легендой. А потому, что при нашей жёсткой, иногда просто беспощадной работе он умудрялся остаться Человеком».

Материал подготовили Сергей Доморощенов, Виктор Толкачёв
Фото из архивов авторов

Добавить комментарий