DSC_0295

Руководителями не становятся люди, которые не могут жертвовать

интервью с мэром Северодвинска Игорем Скубенко

Глава Северодвинска Игорь Скубенко о том, каким должен быть политик и культура общества, о мужской реализации к 40 годам и о причинах, почему молодёжь должна оставаться в родном городе.

О жизненных ориентирах

- Кто для вас является авторитетом в жизни?

- Авторитетом у меня был мой дед по маминой линии. Меня очень сильно любил. К сожалению, его уже нет, но он меня многому научил.

- Назовите ваш жизненный девиз?

- Никогда не сдаваться. Время сейчас достаточно непростое, поэтому девиз актуален особенно.

О главных качествах политика

- Американский производственный инженер, промышленный дизайнер и футуролог Жак Фреско в одном из своих интервью сказал: “Вы понимаете, что всё, что у нас есть сегодня, ваш фотоаппарат, машина, самолеты, коммуникации — это всё технологии. А политики — не техники. Чем они могут быть полезны? Они же ни в чем не разбираются”. Что бы вы ему ответили?

- Не согласен с таким высказыванием. Вспоминаю тот момент, когда пришел на должность министра образования и науки Архангельской области. Я говорил человеку, который меня рекомендовал, о том, что если буду министром — никакой политики. Но буквально в первый же месяц мне дали понять, что она присутствует. Приходится выстраивать отношения с разными политическими течениями, от которых зависят определенные решения, например, в областном парламенте, или, в данный момент, в нашем местном.

От меня много зависит решений правильных, и, безусловно, они должны учитывать интересы всех.

Хотя очень сложно это делать. И последняя ситуация в городе, области, связанная с вопросами управления отходами, подтверждает, что нужно быть политиком.

- Какими качествами должен обладать политик?

- Должен быть внутренний жесткий стержень. Потому что вызовов и ударов очень много. Нужно уметь себя держать. Я, может быть, в последнее время не всегда с этим справлялся. Где-то были определенные вызовы, на которые приходилось реагировать эмоционально. [Поэтому] эмоциональный индекс должен быть очень высоким. Это более ценное качество руководителя: уметь справляться с эмоциями, уметь читать людей. В рамках политических совещаний выстраивать диалог так, чтобы он мог привести к нужному результату.

- Вы сказали, что нужно уметь справляться с эмоциями. Может быть, у вас есть приемы, с помощью которых вы себя сдерживаете?

- Сложно сказать. «Отключаться» надо уметь: приходя домой, не думать о работе. Я стараюсь придерживаться такого принципа, хотя очень много звонков у меня и в нерабочее время.

- Что вы делаете, когда у вас выдается свободная минута?

- С семьей стараюсь время проводить, с дочками. Они растут, требуют внимания. Необходимо помогать им, как минимум, делать уроки. В выходные дни стараемся тоже все вместе «отключаться» от проблем будничных, куда-то уезжать, с природой общаться. Это очень важно.

- Что для вас важнее: семья или работа?

- Безусловно, семья — это очень важно. Любой руководитель постоянно жертвует семьей, потому что работа и ответственность такого высокого уровня сопряжена с определёнными жертвами. От этого никуда не уйдешь. Руководителями не становятся люди, которые не могут жертвовать.

- Как вы считаете, власть негативно влияет на человека?

- Я бы по себе не сказал. Может быть, жестче становлюсь по жизни. Это тоже мои близкие отмечают. Может быть, в себя ухожу, порой «отключаюсь». Когда вроде я присутствую в разговоре, в диалоге, а по сути — я «отключен».

О самореализации

- Что, на ваш взгляд, должен сделать мужчина к 40 годам?

- Дети-то уже должны быть, безусловно. Это будущее. К сорока-то годам ты должен понимать свое предназначение для тех следующих сорока, или сколько Бог даст, [лет]. На сегодня, я примерно понимаю, что моя работа больше связана с государственной службой — служению государству.

- Ваш главный итог года на посту главы Северодвинска?

- Я не просто сформировал команду людей, которые рядом работают, которым я доверяю. Важно, что эта она уже точечно решает серьезные вопросы. Люди этого не видят, но это — огромный пласт работы. Строители могут вам объяснить, что такое проектно-сметная документация, экономисты-бюджетники – что такое работа по попаданию в федеральные, региональные государственные программы… Такой работы очень много на сегодня. Есть визуальные объекты, которые можно увидеть, пощупать. Сегодня выезжали на строительство детского садика — это тоже наша работа. В следующем году мы его увидим. Мы видим, как в городе жилищное строительство осуществляется, видим результаты нашей летней работы по ремонту городских магистралей, дорог. Это физкультурно-оздоровительный комплекс, который на Яграх ремонтируется. Это те пресловутые последствия урагана, огромные потери от которого мы понесли, но с которыми, считаю, тоже справились. Может быть, не так оперативно, как хотелось бы, потому что это требует определённых правильных решений. Финансовых в том числе. Масса такой работы, достаточно сложной и непростой.

- Ваш итог года как Игоря Скубенко?

- Я сейчас Игоря Скубенко не отделяю от должности своей, потому что человек публичный, меня видят. И ни один шаг в городе незамеченным не может остаться. Не всё сегодня получается, не всё удалось мне и как главе, и как Игорю Скубенко, донести до наших жителей. Опять же, это те вопросы, которые на поверхности сегодня.

Время расставит всё на свои места: кто прав, кто не прав. Я продолжаю учёбу: самосовершенствуюсь как руководитель.

Нет необходимости получать несколько высших образований, самое главное – это постоянно совершенствоваться в современном мире, который быстро меняется.

О молодёжи и патриотизме

- Раз уж мы заговорили об образовании. На последнем звонке прошлого учебного года вы сказали: «Но со своей стороны конечно призываю вас после окончания учебных заведений через 4-6 лет обязательно возвращаться в наш город, где для вас есть очень много рабочих мест, которые вы все сможете занять в том числе в системе управления города. Нам действительно требуются молодые, квалифицированные кадры». Какие реальные перспективы есть у молодежи Северодвинска?

- За это время мы сформировали на конкурсной основе определённый резерв управленческих кадров. Поучаствовать в нём была возможность у всех. И у молодых людей в том числе. Мы достаточно их на работу к себе приняли. Работают успешно. Поэтому, что касается перспектив, мы видим их в наших градообразующих предприятиях на горизонте до 2030 примерно года. Севмаш перевалил отметку в 28 тыс. работающих на предприятии и у них задача в ближайшее время: довести до 30 тыс. Приближаемся к тем параметрам, которые были во времена, когда завод сдавал по шесть подводных лодок в год. Поэтому я и призывал ребят, прежде всего, смотреть на ту территорию, на которой они выросли.

- В интервью «Северному рабочему» вы говорили о том, что, когда работали на посту министра образования и науки Архангельской области часто сталкивались с тем, что выпускники поступали на те специальности, на которые им давали направление родители, а не на те, на которые они сами хотели. У вас была подобная ситуация?

- Я направление выбрал удачно, посоветовавшись с родителями. Я об этом говорил, потому что прекрасно знаю, что родители имеют значительное влияние на детей, на их будущее. Хотелось стать экономистом. В последующем закончил Севмашвтуз по направлению «Экономика и управление на предприятиях машиностроения», квалификация: «Инженер-экономист». Считаю, что [сделал] правильно.

- Что бы вы могли посоветовать тем, кто сталкивается с такой ситуацией?

-  Внутренний голос надо обязательно слышать. Смотреть, к чему у тебя больше любовь лежит. Со взрослыми надо советоваться. Многие хотят всё и сразу после окончания [учебных заведений]. Но чуда не бывает. Я тоже начинал с низких ступеней и с зарплатой, может быть, не такой большой, как хотелось бы сразу.

Но, тем не менее, жизнь такая штука, которая даёт возможность и карьерно расти, и зарплаты хорошие иметь, и будущее свое формировать. Если есть, конечно, цель, если есть интерес, то именно так.

Сегодня даже рабочие профессии, которые на уровне наших техникумов, в том числе, техникумов, функционирующих на территории города, дают хорошие перспективы. И мимо этих возможностей не надо проходить, потому что в любом из них можно получить не одну даже профессию высокооплачиваемую, а впоследствии, работая уже на производстве, подумать о высшем образовании. Тем более, что институт наставничества на наших предприятиях достаточно развит. Севмаш у нас был лауреатом определённых премий в этом направлении. На это обязательно надо обращать внимание. В Москве и Питере потеряться очень легко.

- А вот на ваш взгляд, какими качествами нужно обладать, чтобы быть патриотом России?

-  Прежде всего, историю изучать. Настоящую историю, правильную историю. Не ту, которую в Интернете кто-то сам формирует и вбрасывает. Надо любить свою литературу, книги читать.

О «чистоте» истории

- Вы сказали про чистоту истории. А что вы под этим подразумеваете?

Факты должны быть всё-таки проверены. Я под чистотой это воспринимаю. Потому что есть ряд людей, в том числе руководителей нашего государства, вокруг которых была сформирована несколько искажённая атмосфера. Считаю, что здесь нужно подходить выверено и правильно к формированию позиции об этих людях, об их вкладе в историю. Взять тот же сложный период Великой Отечественной войны. Я считаю, что не все люди, которые руководили тогда, заслуживают некоторых терминов в отношении себя. Я возвращаюсь к своему деду, помню, как он меня заставил просто, фактически, за лето прочитать книжку воспоминаний Георгия Константиновича Жукова. Книга 1947 года, то есть она после войны много раз переиздавалась, что-то оттуда стиралось, что-то переделывалось. Дед интересовался этими событиями, особенно воспоминаниями самого Жукова. Он сравнивал разные издания и мне рассказывал, как некоторые вещи корректировались. Я фактически прочитал книгу с реальной картинкой, которую сам Жуков изложил. Я вот об этом говорю.

- А вы читаете историческую литературу?

- У меня много книг о разных событиях исторических. К сожалению, сейчас очень мало времени, чтобы чтению уделять. Когда на отдыхе где-то нахожусь, стараюсь больше погружаться в чтение, в чтение книг особенно. Уходить от Интернета опять же, потому что Интернет… На сегодня даже от него несколько уставать начинаешь.

Об Интернете и возможной отставке

- Вы упомянули Интернет. Готовясь к интервью с вами, я изучал Интернет-СМИ, посты некоторых местных блогеров. О вас складывается очень негативная картина. Ка вы думаете, почему это происходит?

- Определенное регулирование государственного уровня того, что происходит в Интернете, должно у нас быть. Получается, что мы тут вот одной жизнью живём, а Интернет — там какая-то совершенно другая жизнь. Есть много вещей, которые в моём понимании уже слишком зашкаливают с точки зрения свобод, которые там присутствуют.

- На сайте ИА «Беломорканал» под вашим интервью с Андреем Рудалёвым я нашёл возмущенный комментарий о том, что в интервью с чиновниками разного уровня: муниципального или федерального - не спрашивают о каких-то местных проблемах. Например, одного из пользователей волновало состояние тротуаров в Северодвинске. Вы можете рассказать, в каком состоянии они находятся?

- Тротуары в городе Северодвинске, если в целом оценивать, то на «троечку». Я здесь правде в глаза смотрю абсолютно. Но вопрос в том, что мы честно об этом говорим, наши программы формируем с учетом в том числе наведения порядка в этих зонах. Комфорт передвижения, особенно если это пешеходы с ограниченными возможностями здоровья, необходим. Мы опять упираемся на сегодня в банальную нехватку тех финансов пресловутых, о которых говорим, когда нам нужно дороги приводить в порядок. Потому что на дорогах реакция городских контролирующих служб, более оперативная, более серьезная. Та же ГИБДД у нас за каждую ямку, которая не соответствует нормативам, – моментальное предписание и штрафы, суды. И весь акцент в большей степени на дорожное хозяйство. А в целом, это «троечка», если оценивать. Хотя отдельные уже приведены в достаточно неплохое состояние. Мы сделали, например, Беломорский проспект в этом году до конца. Там пройдитесь – очень приятно.

- Также в Интернете звучит много призывов к тому, чтобы вы ушли в отставку. В каком случае вы бы сами это сделали?

- Во-первых, эти призывы достаточно эмоциональны и подогреты конкретными людьми. Если уж говорить об этой ситуации, то я хочу немножко другую сторону принять. Мои сторонники не выходят на улицы и не кричат об этом. Но их-то у меня тоже очень много в городе. Я имею в виду не по конкретной даже теме, а по работе, которая нами сегодня проводится. Можно тоже найти несколько человек, завести и сказать: давайте, если вот за меня — выходите.

Но зачем создавать конфликт внутри города? Есть сегодня люди, которые хотят покричать. Мы им даём возможность для этого.

В конце-концов, наверное, ни к чему хорошему это не приведёт. И любой руководитель мог оказаться в данной ситуации, в которой мы сегодня находимся. Когда с начала моей работы до мая были благодарности от жителей, что что-то меняется, что мы реагировать стали на потребности более оперативно, а тут за два месяца сразу поменялось всё: от любви к ненависти. Ситуация на сегодня не соответствует тому, что есть на самом деле. Уходить в отставку сейчас было бы глупо. Я год только отработал, мы начали очень много проектов, которые рассчитаны как раз на будущее. Я планирую доработать как положено. Все эти проекты, всю начатую работу. А люди, которые эту ситуацию концентрируют, они, мягко говоря, не правы.

- Чтобы вы тогда могли пожелать северодвинцам?

- Северодвинцам [хочу] пожелать смотреть на реальные результаты. Если уж говорить об отношении к власти на сегодня. Не поддаваться провокациям. Их достаточно много в нашей жизни в разных отношениях. Любите свой город! Я всегда об этом говорил. Но любовь как должна проявляться? Я еду на машине, например. Честное слово, вижу мусор, какой-нибудь брошенный пакет и хочется остановить [машину] и поднять. Наверное, это желание сформировалось за определённое время, потому что я знаю, сколько усилий и ресурсов мы тратим сегодня на то, чтобы город был чистым. Это и дорожная уборка, и уборка наших территорий общего пользования. Хотелось бы, чтобы все так же относились к этому. И при определённом желании выбросить фантик или бумажку, делали это в нужное, предусмотренное для этого место. Отсюда формируется общая культура, отношение к отходам, которые мы сами же производим. В том числе и отношение к тем призывам участвовать в каких-то митингах и протестных акциях.

Владислав КОРЕЛИН, фото автора