20130716221600

Выстраивать всех в одну шеренгу – недемократично и неумно

17.07.2013

Интервью председателя Союза журналистов России Всеволода Богданова

Подготовленные в Госдуме поправки в закон «О СМИ» представлены для общественного обсуждения. Поправки касаются саморегулируемых организаций (СРО), в которые обяжут вступить все СМИ. Исключение из СРО приведет к закрытию СМИ и запрету для его учредителя в течение трех лет издавать новое. Председатель Союза журналистов России Всеволод БОГДАНОВ в интервью «НИ» рассказал, почему инициатива с созданием СРО ни к чему не приведет, чем российский медиарынок отличается от западного и какие проблемы отечественной журналистики должна решать Госдума.

– Как вы относитесь к законопроекту о создании саморегулируемых организаций в журналистике?

– С большим скепсисом. Авторы пытаются заключить в какие-то рамки всю деятельность медийного пространства. Большое заблуждение, что это удастся! Это кончится не только Болотными площадями, но какими-то еще более резкими волнениями в обществе.

– Попытка загнать СМИ в рамки приведет к протестам?

– Журналистика в общественном сознании занимает столь же важное место, как наука и искусство. У журналистики как у искусства объект изучения – это человек и окружающий его мир. Искусство создает модель ненастоящую, адекватную действительности, но придуманную. А журналистика создает реальную для общественного сознания модель субъекта, человека, личности. А метод такой же, как у науки, – расследование. И вдруг из этого пытаются создать какую-то пиаровскую или политтехнологичекую структуру! Раньше журналистикой пытались управлять идеологи, которые транслировали свои взгляды на общество, на поведение. Была целая схема, которая руководила якобы всеми газетами, телевидением, радиостанциями. Но это был самообман, потому что все равно была журналистика, очерки, фельетоны, и государство было вынуждено реагировать на них. Можно критиковать ту эпоху строительства социализма, коммунизма, но там была нормальная система, обустроенная по части медийного рынка. Каждая семья могла выписывать 4–5 изданий. Обустройство рынка касалось полиграфии, цены на бумагу, работы почты. Это позволяло иметь экономическую независимость любой газете, журналу, телеканалу.

– Как обустроить сегодняшний медийный рынок?

– Сегодня любая газета, любой телеканал думают только о том, чтобы был большой тираж, большой рейтинг, дорогая реклама и можно было обходиться без заказных статей и всего прочего гадкого, что сегодня пришло на медийное пространство. Журналистское сообщество выдвигало инициативы, такие как отмена НДС при продаже прессы, урегулирование взаимоотношений с почтой. – По части обустройства медийного рынка с кого можно взять пример? – Есть страны в Европе, у которых можно перенять опыт: Скандинавские страны, Германия. Любой житель Германии знает, какие СМИ являются журналистикой, – те, которые никогда не позволят себе принимать заказ или делать пиаровский материал, пропагандировать что-либо. Потому что есть газеты, которые только этим занимаются. Бесплатные газеты, которые бросают в ящик. Ты можешь им верить или не верить, но они пропагандируют, рекламируют. Журналистика не может себе такого позволить. У журналиста есть репутация. Он боится, что его заподозрят в создании заказного материала, и даже в пиаре, потом себе не сделаешь доброе имя после такого. Статус журналиста на Западе исключительно высок. Это и карьера, и заработок, и социальные гарантии, и правовая защита.

– В России все иначе?

– У нас все перемешалось. Любой пиарщик, политтехнолог много зарабатывает, у него громкое имя, он выступает в роли героя, может облить грязью мэра, бизнесмена, кого хочешь. Он все готов порушить. Этот человек не созидает общественное сознание и не помогает реально оценить, что вокруг происходит. Он полезен хозяину, работодателю. Главное, что мы громко хлопнули, покричали, обозвали. В итоге возникает мнение: есть журналюги, им не надо доверять, им заплатили за заказные материалы.

– Почему так происходит?

– Опять же виноват парламент. Нет законов, которые бы защищали труд журналиста, его жизнь. Недавно убили очередного журналиста в Дагестане: 17-я смерть. Перед этим убито за три-четыре последних года в Дагестане 16 журналистов, и никто это не расследовал. Предлагается закон о том, чтобы наказывать строже тех, кто журналистов обижает, убивает, избивает. Но за эти годы кого поймали? Убийц? Заказчиков? Никто не нашел их, никто не наказывал. Год назад мы провели заседание Секретариата СЖР в Махачкале с участием руководителей правоохранительных служб всех южных регионов. Спор был безумным: все обвиняли друг друга. Мы – силовиков, а они – журналюг, которые пишут заказуху. Потом пришли к конструктиву, что надо расследовать, собраться в Москве в Доме журналистов, и пусть силовики расскажут сообществу, в чем причина убийств, кто заказчики, кто исполнители. Генералы согласились, но прошло время, и ничего не было сделано. Сразу думаешь о законе, ужесточающем наказание. А кого наказывать?

– Депутаты тут что могут сделать?

– Нужен такого же уровня законодательный труд, как с законом «О СМИ», который бы комплексно решал все проблемы обустройства медийного рынка: как сделать, чтобы была экономическая независимость любого СМИ на основе тиража, рейтинга и тех льгот, которые государство может дать медийному пространству. Об экономической независимости говорят все президенты, которые были и есть в России. Так сделайте условия для экономической независимости! Я бы принял закон, который бы так и назывался: «О правовом и экономическом обустройстве медийного рынка». Также я принял бы закон о правовом социальном статусе журналиста.

– Авторы законопроекта о СРО хотят заставить журналистов работать по этическому кодексу. Чем это плохо?

– Тем, что хотят сформировать из журналистов группы, в которых будут приниматься какие-то решения, и выстраивать всех в одну шеренгу. Это не только не демократично, но еще и не очень умно и противоречит здравому смыслу. Журналистика должна быть свободной, но она должна быть журналистикой, а не пиаром. Она должна быть прозрачной, вызывающей доверие у общества, уважаемой. Тогда она будет влиять и на сознание человека, и на власть, и на экономику, и на бизнес, и на экологию, на все стороны жизни. А в новом законопроекте все наивно и далеко от интересов общества, личности и самой журналистики. Мы и сегодня все искажаем: соблюдение этических норм, отношение к публикациям, личные связи с людьми. В работу не должно вторгаться ничего личного! Есть пиар, есть реклама – меняй профессию и там трудись. Но поскольку у нас журналист нищий, не уважаемый, то считают, что ему позволено все что угодно.

– Можно ли сделать Этический кодекс журналиста более обязательным для исполнения?

– В любом СМИ на Западе есть Этический кодекс. Между журналистом и работодателем заключается соглашение, в котором прописано, как за нарушение того или другого пункта Кодекса он пострадает. Вплоть до увольнения. В этом Кодексе прописано, что журналист не может, например, с героем своего материала пойти пообедать, или поужинать, или получить в подарок от него зонтик или книгу. Все это давно работает. Авторы же нового законопроекта далеки от профессии и профессионального сообщества. В результате появляются инициативы, такие, как – ругаться или не ругаться матом, и им подобные.

– Один из авторов законопроекта депутат Госдумы Евгений Федоров недавно предлагал регистрировать принадлежащие иностранцам СМИ в качестве «иностранных агентов», как и НКО, которые занимаются политической деятельностью на зарубежные гранты. Как вы к этому относитесь?

– Я вам честно скажу: мне не нравится, когда СМИ издается на иностранные деньги. Хотя у нас среди этих СМИ есть очень известные и популярные издания. В других странах, например в Венгрии, Польше, сегодня большинство СМИ принадлежат иностранцам. И особого скандала нет. Идти тут законодательным путем не разумно. Надо обустроить наш медийный рынок, чтобы выгодно было издавать свои газеты, делать свои телеканалы.

Источник: Новые Известия.