Абрамов

ПАМЯТНИК ПИСАТЕЛЮ ФЕДОРУ АБРАМОВУ В СЛОВЕ

Экспресс-рецензия Виктора ТОЛКАЧЕВА

выступление на презентации книги Сергея Доморощенова
«Великий счастливец» в областной библиотеке им. Н.А. Добролюбова
6 августа 2019 г.


«Думаю, сегодняшнюю встречу с коллегами наш герой мог бы начать строчками, и о нём написанными Пушкиным:

«Окончен труд, завещанный от Бога, мне, грешному… Недаром многих лет свидетелем Господь меня поставил и книжному искусству вразумил…»

С радостью поздравляю журналиста, писателя Сергея Николаевича Доморощенова, как и с Днем рождения – с рождением новой книги!

Поразительно: в год столетия великого писателя Федора Абрамова появилась первая его биография! Да, до неё было НАПИСАНО много: ещё  в 2000-м вышел том воспоминании о нем 74-х авторов, знавших его живым; в 2005 году – лирическая, даже интимная, книга «Мой Абрамов»; за многие годы опубликованы десятки очерков, напечатаны около сотни книг, связанных его с жизнью и творчеством…

А полной биографии не было.

Но многолетний, истовый труд –  сбор документов и фактов, впечатлений от увиденного, услышанного и прочитанного и размышления обо всем этом, а затем – талантливая переплавка всего этого богатства в «творческой кочегарке»  автора,  и  нынешний великий счастливец  Доморощенов СОЗДАЛ – не написал! – достаточно полную биографию Федора Абрамова.

Это книга – глубокое исследование автором феномена писателя Абрамова в координатах пространства и времени. От корней, что в земле Великого Новгорода, от рождения и первых суровых уроков жизни мальчишки и юноши на Русском крестьянском Севере к духовному возрастанию в Ленинграде —  через войну и университет…. Но данный Богом талант не был зарыт. Настоящий писатель – это боль и хождение по мукам, он — это оратай и сеятель, работающий с надеждой на  всходы… И вот они, «Братья и сестры». Писатель-сеятель, нетерпеливый ожидатель урожая, служит правде. Он заступник, а значит воин. Его повесть «Вокруг да около» читает и оценивает Европа и Америка, а наше государство его бьёт, но скоро, образно говоря, прямо по абзацам повести начинает принимать решения и законы о материальной заинтересованности крестьян, о государственных пенсиях и паспортах колхозникам!..

Выстоял писатель, дождался урожая, и айда дальше пахать и сеять среди людей добро и взращивать совесть, будить человека в человеке. Федор Абрамов, не отрываясь от родной земли и неохватной работы, увидит весь мир…

Об этом многие страницы автора – с фактами, сносками, примерами из собственной жизни… В своем исследовании он опирается на океан знаний человеческих.  Указатель имён в книге насчитывает 645 персоналий  - это настоящий авторский пантеон от Абрамовых и Аввакума, Блока и Бродского, через Гейне и Гегеля; Додина и Евтушенко, Кадашову и Клопова,  Лихпчева и Михаила Попова, Маркса, Маринеско и Мартынова, к Рубашкину, Эдуарду Симоняну и Твардовскому,  до Фокиной, Эсадзе и Яшиной.

Но его «ученая книга» – хлеб не черствой выпечки. Каким-то удивительным образом она становится интересным, увлекающим  чтением. В нем непостижимо талантливо, замешены даты события, люди, байки, личные лирические отступления и строгие цитаты из классиков…  Так, глава о знаменитом письме «Чем живем кормимся», опубликованном в августе 1979-го начинается  с выступления писателя на телестудии Останкино в 1980-м, Потом идет история опубликования, и мы с удивлением узнаем, что Абрамов, перед публикацией советовался с обкомом партии – «нет, нельзя!» решают «бдители»; и с райкомом, от которого и получил вымученное «добро». А потом на него обрушились и власти, и друзья-писатели… А исследователь Доморощенов пишет: беру книгу Личутина «Душа неизъяснимая издания 2013-го и приводит оттуда оду Абрамрву, а ниже цитирует его же строчки: «письмо прочитал с горечсью и обидою… никто из великих русских писателей прошлого не поучал народ»..  И когда Абрамов спросил собрата, об отношении к письму в ответ услышал: «плохо, очень плохо…»  Абрамов вспыхнул: «Значит, и ты?…  Что думать исследователю Доморощнову? Земляк Личутин,  не стал союзником и дружинником Абрамова, а другой земляк, Арсений Ларионов,  даже обвиняет его: «Ты выступаешь против народа и защищаешь начальников!» И тот, и другой для него авторитеты, классики. Он продолжает размышлять. Каким-то образом находит и приводит слова Николая Гумилева, сказанные Анне Ахматовой: «Когда ты заметишь, что я начинаю учить людей, пристрели меня». Вот оно! Не в бровь а в глаз! – восклицает Доморощенов в книге. – «Какой аргумент против Абрамова!» Смирись, автор! Осуди и ты письмо писателя. Но автор остается исследователем, цитирую: «Мне думается, пишет он, что письмо Абрамова – работа аналитика, исследователя крестьянской жизни, крестьянской цивилизации. (А не художника!) Писатель здраво судил о народе. Любовь писателя к народу была зрячей» (!) Никто еще так не увидел знаменитое письмо Федора Абрамова.

Таких исследований, таких выводов, критических комментариев, уточняющих заметок, авторских ремарок, приправленных грусть, юмором, сарказмом в книге бездна. Это делает самого автора участником описываемых событий, ставит его вровень со своими героями. Он так растворен в материале, что позволяет себе не только думать, как Абрамов, но и говорить за него, и за него делать замечания другим героям и ремарки по разным, затрагивающим писателя случаям, фактам, событиям, причем языком Абрамова!

И еще: дотошность в поисках правды. Вот, Поздеев сообщил Абрамову, что в «Пинежскую правду», где опубликовано письмо, «приходят отклики, а письмо обсуждается везде в районе».  Абрамов так и говорит в Останкино на всю страну… А исследователь Доморощенов:

«Что ж, посмотрим «Пинежскую правду»! Внимательно смотрит и приходит к выводу: обманывал Поздеев Абрамова! Но при этом узнает и тех немногих, кто бесстрашно поддерживал писателя.  И так на всем протяжении книги. Вот, еще пример из книги. «Недавно, авторы книги «90 штормовых лет тралфлота…» написали: «…Август 1979-го. Ф.Абрамов, спасая деревню, пишет открытое письмо землякам, которое публикует в родной районке (не подозревая, что входит в историю). «Правда Севера» в ответ клеймит писателя позором, как и положено органу обкома КПСС».

«Что ж, посмотрим и «Правду Севера».  Внимательно роется и находит НЕСКОЛЬКО, положительных для Абрамова публикаций в газете и делает жесткий, но справедливый  вывод: «Составителям книги  не получилось войти в сонм абрамоведов и лягнуть «Правду Севера», сделать из нее коллективного «врага народа».

На протяжении всей книги автор, как и его главный герой, служит правде и защищает невиновных. Читатель книги узнает много совершенно нового о жизни и творчестве  Федора Абрамова, о  жизни нашей страны в то время. Ну ,вот, несколько документальных моментов. Представляете непреклонного воителя Абрамова, готового на коленях, умолять редактора журнала  опубликовать его творение? Автор публикует письмо к Наровчатову в «Новый мир» А орущим на свою любимую и надежную спутницу жизни?.. – публикуются признания самого Абрамова. А потрясающие его заметки о встречах с 90-летним Вячеславом Молотовым, «величайшим преступником, который прочел и «Пряслных», «Дом» и учил Абрамова марксизиу?! А документы о работе в СМЕРШЕ?!… и т.д. Абрамов любил стихи, и я впервые – спасибо автору! – прочитал такую его дневниковую запись: «Бог явил нам радость и чистоту в виде стихов Рубцова…  До сих пор думал: Вологда – это Белов. Нет, прежде всего, Рубцов. Такой чистоты, такой одухотворенности, такого молитвенного отношения к миру – у кого еще поискать?»

Трудная, загруженная информацией «под завязку», книга увлеченно читается еще и потому, что автор пронизал ее свежим ветром, воздухом, ритмами романтикой поэзии. По его желанию и воле, более сорока разных поэтов потрудились своими строчками и мыслями над биографией Абрамова.

А.Вознесенский – «Ф.Абрамову – навек»

Телевизорная провинция,
Чьи бревенчатые шатры
Нынче сумерничают с да  Винчи,
Загадала твои черты

Высоцкий, Таганка:

Редеют ваши стройные ряды –
Писателей, которых уважаешь, -
Но, говорят, от этого мужаешь! –
За долги ваши праведны труды
Земной поклон Абрамов и Можаев!

Е.Евтушенко о Твардовском и Абрамове:

Лишь тот настоящий Отечества сын,
кто, может быть, с долей безуминки,
но все-таки был до конца гражданин
в гражданские сумерки

Ольга Фокина: «Занавешивай, Веркола, светлой Пинеги зеркало…»

И, конечно, острые частушки, народные песни и такие афоризмы, как: «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Центральном комитете»…

Можно много еще говорить о достоинствах книги, о радостях, пережитых вместе с ней при чтении, и о грусти – не обошлось…

Книга закончилась, а мне так хотелось, прочитав, услышать пинежский говорок Галиной Михайловый Абрамовой, любимой племяннитцы писателя; увидеть отца Иоанна – первого настоятеля Веркольского храма и монастыря, с ним Л.В. Крутикова дружила и переписывалась до конца дней своих; да и лучше представить друзей Абрамова – Александра Михайлова, литературного критика и Ивана Просвирнина, создателя и первого директора абрамовского музея в Верколе…

Но, я понимаю, что как читатель, слишком многого захотел… Надо помнить, что творец книги, лучше знает, что делает и что пишет. Может, прочитаю когда-нибудь во втором, дополненном издании?..

А пока любуюсь и радуюсь великолепному памятнику в Слове, работы Сергея Доморощенова, двум выдающимся личностям на Земле – Федору и Людмиле Абрамовым.»

Виктор ТОЛКАЧЕВ, писатель
выступление на презентации книги Сергея Доморощенова «Великий счастливец» в областной библиотеке им. Н.А. Добролюбова 6 августа 2019 г.