logo

Воронежский «Центр защиты прав СМИ» проходит проверку

22.02.2015

Воронежский «Центр защиты прав СМИ» сам оказался бесправен перед областным управлением юстиции: медиаюристы должны пополнить ряды «иностранных агентов»

Галина Арапова ― один из самых авторитетных юристов в области информационного права. Она основатель и руководитель единственного в России Центра защиты прав СМИ, который оказывает журналистам юридическую помощь, представляет их интересы в судах. На счету Центра защиты прав СМИ тысячи выигранных в пользу журналистов дел. Юристы Центра работают с несколькими сотнями изданий по всей России. Арапова проводит десятки семинаров, разъясняя особенности медиаправа журналистам из всех регионов. Эти семинары ее просят провести, в том числе, и региональные правительства.

Как и во все некоммерческие организации, в Центр защиты прав СМИ приходят с проверками из Минюста. На этот раз проверка была внеплановой ― в соответствии с распоряжением воронежского управления Минюста. Неделю, с 10 по 18 февраля, люди из отдела по делам некоммерческих организаций провели в Центре. Итог их работы ― 34 листа подробного анализа, но почему-то лишь несколько из них посвящены работе Центра, все остальное ― это разбор высказываний Галины Араповой.

«Последние законы, которые призваны регулировать интернет, во многом дублируют уже существующие нормы права », ― подчеркнута в акте проверки Минюста цитата из одного интервью Араповой.

«Я, как специалист в области информационного права, наблюдаю серьезную деградацию законодательства в этой сфере», ― в «копипасте» управления юстиции выделены практически все ее экспертные оценки.

Так дотошно в ее рекомендации не вчитывался, наверно, ни один журналист или юрист. В отделе по работе с некоммерческими организациями внимательно разбирали не только высказывания Араповой в СМИ, но и тексты «методичек», которые выпускает Центр. Например, из книги «Осторожно, экстремизм!» цитируется три больших абзаца, которые, по мнению «экспертов», дают оценку действующему законодательству. А за чем тогда обращаться к юристу, как не за разъяснениями законодательства?

Скопированы и подчеркнуты и такие выражения как, например, «ранимые чиновники». Это как раз то, о чем Арапова рассказывает на своих семинарах: на такие формулировки можно обидеться, но в них нет ничего незаконного. Иначе у СМИ давно закончились бы деньги, чтобы штрафами расплачиваться за капризы всех «ранимых».

Из этих и других подобных цитат люди, работающие в управлении юстиции, сделали простой вывод: «В ходе исследования доступных информационных материалов установлено, что региональным фондом <…> осуществляется деятельность, носящая ярко выраженный политический характер».

К тому же выясняется, что Галина Арапова имеет большое влияние на госструктуры, потому что входит в несколько общественных советов (куда, кстати, она никогда не вступала по собственной инициативе). Например, при региональном ГУ МВД.

Наличие иностранных инвесторов у Центра защиты прав СМИ Галина Арапова никогда не скрывала ― финансовая деятельность некоммерческих организаций очень прозрачна. А это значит, что организация, якобы занимающаяся политической деятельностью, должна была сама себя внести себя в реестр «агентов иностранного влияния».

За уклонение от этого предписания в мировом суде Центру защиты прав СМИ будет выписан штраф: от 300 до 500 тысяч рублей. Потом от 500 тысяч до миллиона рублей, и так будет повторяться, если хотя бы в одном документе, «методичке» или публичном выступлении не будет покаяния в том, что «организация действует в интересах иностранного государства».

Какого именно, по результатам проверки никто так и не понял.

Интересно, что полгода назад, во время плановой проверки Минюста, специалистам из управления были предоставлены все те же документы. Но почему-то «иностранными агентами» уважаемую в России и за ее пределами организацию решили сделать именно сейчас. Воронежские правоохранители отводят глаза и объясняют, что приказ о проверке был «спущен сверху», хотя, исходя из текста акта проверки, внеплановая проверка была инициирована в Воронеже.

― Конечно, в этом реестре много достойных НКО: и Комитет против пыток, и Солдатские матери Санкт-Петербурга. Конечно, встать с ними в один ряд ― очень почетно. Но только как мы теперь сможем работать, нося на себе это клеймо? ― недоумевает Галина Арапова.

Откуда организации брать деньги на оплату штрафа в полмиллиона ― непонятно. Гранты ― это целевое финансирование, поэтому тратить эти средства не на ту деятельность, которая прописана в условиях ― чревато. Единственные деньги, которыми сотрудники Центра могут более-менее свободно распоряжаться ― это их доход от абонентского обслуживания СМИ. Но договоров заключено не так много, да и их сумма смешная: около 5-7 тысяч рублей в месяц. И то, далеко не все СМИ могут позволить себе такое. Те, кто может, ― платят, остальным юристы помогают бесплатно.

Закрывать Центр защиты прав СМИ Галина Арапова не собирается: не для того почти 20 лет работала в этой сфере и стала профессионалом своего дела. Учреждать частную организацию и брать бешеные деньги за свои услуги? «А как же журналисты, у них нет таких денег…» ― переживает она. От иностранного финансирования не откажешься: на доходы от контрактов абонентского обслуживания не проживешь. Поэтому пока директор Центра видит один выход: носить позорный ярлык и пытаться оспорить решение Минюста в суде.

Если добившимся уважения юристам, сотрудникам Центра защиты прав СМИ просто надоест быть «заклейменными», я уверена, они смогут найти отличную работу, за которую им будут платить такие же деньги, как высококлассным адвокатам из других сфер. Только вот что делать нам, журналистам, если мы лишимся нашего последнего защитника? И что тогда делать вам, читатели?

Екатерина Богданова, Воронеж, специально для «Новой»